Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

вторник, 24 декабря 2013 г.

Приказ 270 и человеческий фактор в войне

http://rkka1941.blogspot.com/

 =============================

Приказ 270 и человеческий фактор в войне
Прочитанный во всех частях армии на передовой, приказ, сколько мне известно, до сих пор не опубликован полностью. Мой пересказ его появился в «Континенте» № 14. Много лет спустя выдержки были в книге Гордиенко «Маршал Жуков» и в журнале "Magazine" – приложении к газете «Вести».
С одной стороны, приказ предписывал невиданную нигде «демократизацию» армии:
Обязать каждого военнослужащего независимо от его служебного положения потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим (представьте себе солдата, который требует чего-либо от генерала).
С другой:
Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров…
[...] самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока
[...] если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.
(цитирую по "Magazine" № 347, 15 марта 2001 г)
В других странах – в том числе и в гитлеровской Германии – отношение к попавшим в плен было совершенно иным.
Германский фельдмаршал Роммель приказывал в безнадежном положении сдаваться в плен и стараться сохранить жизнь (а не материальную часть!), чтобы и впредь служить отечеству (слышал в посвященной Дню победы телепередаче Светланы Сорокиной по НТВ)
Президент Рузвельт сказал об экипаже потопленного линейного крейсера «Хьюстон», члены которого, не погибшие в бою были взяты в плен японцами:
Люди с «Хьюстона» отдали самое дорогое, что у них было: они пожертвовали своей жизнью и свободой ради торжества нашего общего дела. Поэтому мы все перед ними в долгу и мы должны поклясться, что этот долг будет полностью уплачен. (Перевожу по памяти из книги "American Navy in the World War Two").
Мне рассказывали, что плен засчитывался американцам в стаж военной службы, и офицеры, находясь в плену, получали повышение в чине за выслугу лет, а наемникам начислялось жалованье. Проверить этого я, правда, не мог. И, разумеется, пленных воюющих стран поддерживал международный Красный Крест, от чьей помощи Сталин отказался.
Сравнение отношения к попавшим в плен подсказывает, что приказ 270 продиктован не только жестокостью и равнодушием к судьбам людей, но и массовыми добровольными сдачами в плен – следствием нежелания значительной части народа защищать советскую власть. Мемуаристы свидетельствуют:
[командир подразделения] объяснил мне, что передовые посты доложили о приближающейся цепи немецких солдат. Так как уже ночью большинство роты, державшей этот периметр, условилось сдаться без боя («Ведь остановить немцев нельзя, да и зачем? Они сразу же освободят нас и дадут нам возможность бороться против сталинского режима и коммунизма...»), он предложил мне, если у меня есть комсомольский билет, уничтожить его и ждать немцев, или уйти восвояси, пока не поздно. [...] Перед этим днём доходившие до нас слухи о массовых переходах частей Красной Армии без боя к немцам передавались тайком от очевидцев или через друзей в штабе. [...] И вот сегодня я сам был не только обесчещен потерей оружия, но и стал свидетелем этого позорного факта.
С. Дичбалис. Детство, отрочество, юность не по Л.Н. Толстому. СПб, Сатис, 1995,стр. 40-41.
Из сдавшихся в первые месяцы войны 4 миллионов пленных добрая половина, если не больше, были пассивными [?] перебежчиками, которые только и мечтали о том, чтобы взять в руки оружие и сражаться против Сталина и коммунистической диктатуры Мне рассказывал один сдавшихся в плен [...], что он и с ним 300 советских солдат сдались в плен одному немецкому солдату. Они залегли в стороне, когда армия отступала, тогда как немцы думали, что отступили все, и один солдат просто пошел посмотреть местность, когда из кустов перед ним стали вставать триста человек. Он сейчас же поднял руки, готовый сдаться: не воевать же одному против трехсот! Но эти последние положили оружие, и он их гордо повел в плен.
В. Пирожкова. Потерянное поколение. СПб, Журнал «Нева», 1998, стр. 136
Разумеется, советское общество было неоднородно. Было немало принимавших советский режим, кто пошел на войну добровольно. Я тоже был в их числе, как и Дичбалис. Помню взрыв патриотизма в Ленинграде в первые дни войны. Но были и миллионы по существу крепостных колхозников и закрепощенных указом 1940 г. граждан, которым было запрещено «самовольно» увольняться с работы, миллионы раскулаченных, сосланных, заключенных, расстрелянных и членов их семей.
Виктор Суворов, бывший советский разведчик, автор «Ледокола» и других книг о войне, писал мне («Вести» 14.Х.98):
Вы считаете, что Гитлер имел возможность разгромить Советский Союз, если бы воевал против коммунистического режима, а не против народов России. С этим я полностью согласен. Действительно, мужики были по горло сыты колхозами, рабочие кабальными законами, весь народ террором, пустопорожней болтовней и всеми прочими прелестями первого в мире государства рабочих и крестьян. И вовсе не удивительно то, что гитлеровцев повсеместно встречали цветами, хлебом-солью, самогоном. И вовсе не удивительно то, что миллионные массы добровольно шли в немецкий плен.
Гибель пленных, содержавшихся в условиях хуже скотских, сохранение колхозов, поведение «представителей высшей расы» на оккупированных территориях – все это показало, что гитлеровская немецкая власть ничуть не лучше знакомой советской. А советская сторона в то же время раздувала русский национализм, в армиях Жукова широко расходились слухи, (понятно, с ведома «компетентных органов»), будто колхозы распустят немедленно, как только побьют немцев (слышал от бывшего крупного политработника, до войны члена обкома). В результате отношение к немцам переменилось и стало резко враждебным. Этому немало способствовали антинемецкие (не антигитлеровские, а именно антинемецкие) статьи Эренбурга в советских газетах. Советская пропаганда всегда играла на самых низменных инстинктах толпы (вспомним ленинский лозунг «грабь награбленное!»).
Невозможно вести пропаганду без помощи дураков и дур, ими все дело красится и цветет.
Н.Г. Чернышевский. Пролог.
Были и наивные интеллигенты, верившие в послевоенную демократизацию, поскольку союзники СССР – страны демократические. Таких было особенно много среди эмигрантов. Те, кого не насторожили подразумевающие вину слова, будто «Родина все простила», вернувшись, попали на Архипелаг ГУЛАГ.
Я писал («Вести» 8.VI.98):
Таким образом, порочная политика Гитлера главный фактор, перечеркнувший все плюсы первоклассной военной организации. Его поражение в войне с СССР было политическим, а военные поражения следствием политического.
В письме, цитированном выше, Виктор Суворов согласился с этой оценкой:
Бесспорно, порочная политика Гитлера это главный и решающий фактор в разгроме Германии. Лучше всех, на мой взгляд, это выразил генерал-полковник Г. Гудериан: «Гитлер ухитрился сплотить всех русских под знаменами Сталина».
К сожалению и сегодня многие пишут о войне по схеме, осмеянной Львом Толстым: "die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert". Человеческий фактор, понятно, не один определяет ход войны, но он тоже очень важен, и его нельзя игнорировать. Если бы не политика Гитлера, Сталина не спасли бы ни марширующие колонны, ни талантливые генералы. И не помогли бы приказы вроде 270-го...
Март 2001, Иерусалим.

«Новый век» № 2 (8), 2004


http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer8/VKagan1.php

Комментариев нет:

Отправить комментарий