Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

понедельник, 24 июня 2013 г.

Выводы Игоря Гарибяна

http://rkka1941.blogspot.com/ 
 =============================


Из выше изложенного следует сделать вывод об огневом превосходстве Красной армии над немецкой армией. Причём это огневое превосходство не объяснить количественным превосходством по орудийным стволам. Тем более что в результате слабой оснащённости транспортом, Красная армия мало использовала своё миномётное вооружение в батальонном и полковом звене. Ведь 82 мм мина весит 3 кг, а за минуту их выстреливается 30 штук. На 10 минут стрельбы надо 900 кг боеприпасов на миномёт. Конечно, транспортом обеспечивали в первую очередь артиллерию, а не миномёты. Получалось, что манёвренное, лёгкое артиллерийское средство привязано к пунктам боепитания, и в интересах батальонов работать не может. Проблема решалась сведением миномётов в миномётные полки, где их можно было снабжать боепитанием централизованно. Но в результате, батальонное, полковое и даже дивизионное звено оказывалось слабее немецкого, ведь миномёты составляли половину стволов в дивизии по предвоенным штатам. Противотанковая артиллерия советских стрелковых дивизий была слабее немецкой. В результате на прямую наводку выкатывали трёхдюймовки лёгких артиллерийских полков. Средств ПВО не хватало. Приходилось отвлекать на эти цели станковые пулеметы, и противотанковые ружья из первой линии. За счёт чего же было достигнуто огневое превосходство с первых дней войны? Огневое превосходство Красной армией достигнуто за счёт мастерства и мужества. Это подтверждается не только расчётами потерь личного состава, но и потерями военной техники, имущества, транспорта. 

Вот запись Гальдера от 18.11.41 г. гласит, что из 0,5 млн. автомобилей, бывших в немецкой армии на 22.06.41 года, потеряно безвозвратно 150 тыс. и требуют ремонта 275 тыс., причём для этого ремонта надо 300 тыс. тонн запасных частей. То есть, для ремонта одного автомобиля надо около 1,1 тонны запчастей. В каком же состоянии эти автомобили? От них одни рамы остались! Если прибавить к ним те машины, от которых не осталось даже рам, выяснится, что все выпускаемые автозаводами Германии за год автомобили сгорают в России менее чем за полгода. Вот Гитлер и обеспокоился этим обстоятельством, вот Гальдер и вынужден был обсуждать с генералом Буле эти вопросы. 

А ведь автомобили воюют не в первой линии войск. Что же творилось в первой линии? Ад кромешный! Теперь надо сравнить всё это с потерями автотракторной техники в Красной армии. С началом войны выпуск автомобилей и тракторов был резко сокращён в пользу танков, выпуск артиллерийских тягачей вовсе прекратился. Тем не менее, Советский союз к осени 1942 года потерял только половину предвоенного парка артиллерийских тягачей, в основном в окружениях, а потом до самой победы пользовался оставшейся половиной, практически не неся в них потерь. Если немцы за первые полгода войны потеряли почти все автомобили, какие были у них в армии на начало войны, то советская армия за тот же срок потеряла 33% имевшихся и поступивших машин. А за весь 1942 год 14%. А к концу войны потери автомобилей сократились до 3-5%. 

А ведь эти потери повторяют, по форме графика потерь, безвозвратные потери личного состава Красной армии, с той лишь разницей, что среднемесячные потери автомобилей в 10-15 раз меньше. Но ведь и число автомобилей на фронте было во столько же раз меньше. Можно полагать, что потери автомобилей от огня противника были в 1941 году в Красной армии не более 5-10%, а 23-28% потерь приходилось на манёвренные действия немецких войск, окружения. То есть потери автомобилей могут служить и для характеристики потерь личного состава. Поскольку они также отражают возможности огня сторон. То есть, если фашистские войска теряют в 1941 году 90% автотранспорта, то почти все эти потери приходятся на потери от огня советских войск, а это 15% потерь в месяц. Видно, что советская армия минимум в 1,5-3 раза эффективнее немецкой армии. 

В записи от 9.12.41 года Гальдер пишет о безвозвратных среднесуточных потерях конского состава в 1100 лошадей. Учитывая, что лошадей в боевую линию не ставили и, что лошадей на фронте раз в 10 меньше, чем людей, цифра в 9465 человек среднесуточных безвозвратных потерь на декабрь 1941 года из таблицы 6, получает дополнительное подтверждение. 

Потери немцев в танках возможно оценить исходя из их наличия на начало и конец интересующего периода. На июнь 1941 года немцы имели около 5000 своих и чехословацких машин. Кроме того в записи Гальдера от 23 декабря 1940 года указана цифра 4930 трофейных машин, в основном французских. Всего около 10000 машин. На конец 1941 года немецкие танковые войска были укомплектованы танками на 20-30%, то есть в наличии оставалось около 3000 машин, из них около 500-600 трофейных французских, которые тогда же перевели с фронта для охраны тыловых районов. Об этом так же пишет Гальдер. Даже без учёта выпущенных за полугодие немецкой промышленностью танков, без учёта советских трофейных танков использовавшихся немцами, советские войска уничтожили безвозвратно около 7000 немецких машин, не считая броневиков и бронетранспортёров, за 6 первых месяцев войны. За четыре года это составит 56000 машин уничтоженных Красной армией. Если прибавить сюда 3800 танков выпущенных немецкой промышленностью в 1941 году и 1300 советских трофейных танков захваченных немцами на базах хранения, то получится более 12000 уничтоженных немецких машин за первые полгода войны. За годы войны Германия выпустила около 50000 машин, и 10000 машин имелось у немцев до войны, как мы вычислили. Союзники СССР могли уничтожить 4-5 тысяч танков или около того. Советские войска потеряли за войну примерно 100000 танков и САУ, но надо понимать, что и эксплуатационный ресурс советских танков был существенно меньше. Здесь имеет место разный подход к жизни, к технике, к войне. Разные способы применения танков. Разная танковая идеология. Советские принципы танкостроения хорошо описаны в трилогии Михаила Свирина под общим названием "История советского танка 1919-1955 годы", Москва, "Яуза", "Эксмо", ("Броня крепка, 1919-1937", "Броневой щит Сталина, 1937-1943", "Стальной кулак Сталина, 1943-1955"). Советские танки военного времени рассчитывались на одну операцию, имели ресурс от 100-200 км пробега в начале войны, до 500 км к концу войны, что отражало взгляды на оперативное применение танков и военную экономику. После войны ресурс танков рядом мер пришлось увеличивать до 10-15 лет службы, исходя из потребностей экономики мирного времени и новой концепции накопления вооружений. Таким образом, танков изначально задумывалось не жалеть. Это оружие, зачем его жалеть, им воевать надо. То есть, потери в танках у СССР в 1,5-2 раза выше, а потери людей в 1,5-2 раза ниже. 

При этом следует учитывать, что до 70% подбитых танков немцы могли восстановить в течении недели, по сведениям Гудериана. Это означает, что если из ста немецких танков вступивших в бой в начале месяца к концу месяца осталось 20 машин, то при безвозвратных потерях 80 машин число подбитий может превышать 250. И такая цифра будет фигурировать в донесениях советских войск. Однако советский генштаб, более или менее точно, корректировал донесения войск с учётом этого обстоятельства. Поэтому, в оперативной сводке за 16 декабря 1941 года, озвученной Совинформбюро, говорится о потерях немцами 15000 танков, 19000 орудий, около 13000 самолётов и 6000000 человек убитыми, ранеными и пленными за первые пять месяцев войны. Эти цифры вполне согласуются с моими расчётами и достаточно точно отражают реальные потери немецких войск. Если они и завышены, то очень не сильно, учитывая тогдашнюю ситуацию. Во всяком случае советский генштаб оценивал обстановку куда реальнее немецкого генштаба даже в 1941 году. В дальнейшем оценки становились ещё точнее. 

Потери самолётов немецкой стороной рассмотрены в книге Корнюхина Г. В. "Воздушная война над СССР. 1941", ООО "Издательский дом "Вече", 2008. Там приведена таблица расчётов потерь немецкой авиации без учёта учебных машин. 

Таблица 18: 


Годы войны194019411942194319441945
Количество произведённых в Германии самолётов10247124011540924807405937539
То же без учёта учебных самолётов8377112801433122533369007221
Количество самолётов на начало следующего года4471 (30.9.40)5178 (31.12.41)6107 (30.3.43)6642 (30.4.44)8365 (1.2.45)1000*
Теоретическая убыль80561057313402219983517714586
Потери в боях с союзниками по их (союзников) данным8056130021006650170505700
Теоретические потери на «Восточном фронте»-92731130215348181278886
Потери на «Восточном фронте» по советским данным**-42001155015200175004400
То же по современным российским источникам***-2213434839404525****



* Количество самолётов сданных после капитуляции
** По справочнику "Советская авиация в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в цифрах"
*** Попытка подсчёта по "выжимкам" из документов генерал-квартирмейстера люфтваффе, выполненная Р. Ларинцевым и А. Заболотским.
**** За 1945 год бумаг генерал-квартирмейстера найти не удалось, видимо устал готовить пропагандистские опусы. Вряд ли генерал-квартирмейстер бросил свою работу и уехал отдыхать, скорее он бросил второстепенную работу, которую ему поручило министерство пропаганды. 

Из таблицы 18 видно, что современные представления о немецких потерях в авиации совершенно не соответствуют действительности. Также видно, что советские данные существенно расходятся с теоретически вычисленными значениями только в 1945 и 1941 годах. В 1945 году расхождения получаются оттого, что половина немецкой авиации отказалась летать, и была брошена немцами на аэродромах. В 1941 году расхождения образовалось от плохо поставленного советской стороной учёта сбитых немецких самолётов в первые два-три месяца войны. А в послевоенную историю оценочные цифры времён войны, озвученные Совинформбюро, внести постеснялись. Таким образом, отчётливо видно 62936 уничтоженных советской стороной немецких самолётов. Боевые потери советских ВВС составили за войну 43100 боевых машин. Однако небоевые потери боевых машин советских ВВС практически такие же, как и боевые. Здесь опять видна разница в качестве техники и отношении к ней. Эта разница вполне сознавалась советским руководством, конкурировать с объединённой Европой в объёмах выпуска военной продукции СССР мог только при условии совершенно другого взгляда на качество, характер и применение этой продукции. Советские машины, особенно истребители, очень быстро изнашивались в условиях военного времени. Тем не менее, фанерно-полотняные самолёты с ресурсом двигателей на несколько полётов, успешно противостояли цельнодюралевой авиации с двигателями немецкого качества. 

Гитлер не даром полагал, что советская промышленность не сможет восполнить потери вооружений, и не смогла бы, если бы стремилась к симметричному ответу на немецкий вызов. Имея в 3-4 раза меньше рабочих, Советский союз и трудозатраты мог производить в 3-4 раза меньшие. 

При этом не следует делать вывод о массовой гибели советских лётчиков или танкистов от несовершенства техники. Такой вывод не найдёт подтверждения ни в мемуарах, ни в донесениях, ни в статистических исследованиях. Поскольку он неверен. Просто в СССР имелась отличная от европейской техническая культура, другая техногенная цивилизация. В книге [2] приводятся потери советской военной техники, включающие в себя и списанную технику, израсходовавшую ресурс, невосстановимую по причине недостатка запчастей и слабой ремонтной базы. Следует помнить, что в плане развития производства СССР имел базу всего двух пусть и героических пятилеток. Поэтому ответ на европейскую техническую оснащённость был не симметричным. Советская техника рассчитывалась на более короткий, но и более интенсивный период эксплуатации. Скорее даже не рассчитывалась, а сама собой такой получалась. Лендлизовские машины в советских условиях тоже не долго жили. Плодить ремонтные силы - значит, отрывать людей от производства, от войны, а производить запчасти означает занимать те мощности, которые могут выпускать готовые машины. Конечно, всё это нужно, вопрос в балансе возможностей и потребностей. С учётом того факта, что в бою весь этот труд может сгореть в минуту, и все произведённые запчасти и ремонтные мастерские останутся не у дел. Поэтому, когда, например, Широкорад в книге "Три войны Великой Финляндии" сетует на непригодность будёновки или на различия в качестве обмундирования бойцов и командиров РККА, напрашивается вопрос, хорошо ли он подумал? Чтобы гнаться за европейским качеством, надо иметь европейскую промышленность, таковая была у Германии, а не у СССР. Будёновка или богатырка - это мобилизационный вариант головного убора, их придумали ещё в конце первой мировой войны, как раз потому, что производство было слабым. Как только появилась возможность, их заменили нормальными шапками. Кто же виноват, что такая возможность появилась только в 1940 году? Почётный святой и почётный папа римский, нашего королевства, царь Николай кровавый и его сатрапы. Демократы из банды Керенского. А также воспеваемые ныне белобандиты. В это же время немцы носили зимние пилотки. Когда Широкорад в книге "Поход на Вену" сетует на то, что орудийные башни на бронекатера ставили от танков, а не проектировали специально, он не учитывает, что танковые башни производились массово на танковых заводах, а специально спроектированные башни следовало производить средней серией на заводах судостроительных. Неужели специалист в истории техники не видит разницы? Скорее ищет дешёвых сенсаций там, где их нет. И так во всём. Самолёты производили на мебельных фабриках, а патроны на табачных. Броневики производили на заводе дробильного оборудования в Выксе, а ППС везде, где был пресс для холодной штамповки. Знаменитый в советское время анекдот про комбайн с вертикальным взлётом, скорее подходит к Сталинскому времени, чем к более поздним временам. 

Решающую роль сыграл трудовой героизм советского народа, но нельзя забывать и о заслугах советского правительства, лично Сталина, правильно расставивших приоритеты в научно-технической, производственной и военной сферах. Сейчас модно сетовать, что было мало раций и много танков, но разве было бы лучше, если бы танков было меньше, а раций больше? Рации не стреляют. Хотя и они нужны, но где на всё средств набраться? Там, где надо были и рации. 

В этой связи хочу заострить внимание на ключевом моменте истории войны, на подготовке предвоенной промышленности к мобилизации в военное время. Были разработаны специальные образцы и модификации всех вооружений для выпуска в военное время. Были разработаны специальные технологии для внедрения на непрофильных производствах, подготовлены специалисты по внедрению этих технологий. С 1937 года в армию стали поступать современные, отечественные образцы вооружений, на замену переделкам и модификациям дореволюционных и лицензионных образцов. Первой внедрена была артиллерия и автоматические винтовки. Затем приоритет был отдан танкам и боевым самолётам. Их производство начало разворачиваться только в 1940 году. Новые пулемёты и автоматические пушки внедрялись уже в ходе войны. Развить в нужной степени автомобильную и радиопромышленность до войны не удалось. Зато настроили много паровозов и вагонов, а это гораздо важнее. Мощности специализированных заводов катастрофически не хватало и мобилизация непрофильных предприятий, подготовленная ещё до войны, даёт право утверждать, что Сталин заслужил звание генералиссимуса ещё до войны, даже если бы больше ничего для победы не сделал. А он сделал ещё много чего! 

Совинформбюро к годовщине начала войны публиковало оперативные сводки, обобщавшие результаты военных действий с начала войны нарастающим итогом. Эти данные интересно свести в таблицу, которая даст представление о взглядах советского командования, конечно с поправкой на некоторый, вынужденный, пропагандистский элемент в отношении собственных людских потерь. Но характер советской пропаганды того периода сам по себе интересен, ведь сейчас его можно сравнить с опубликованными данными работы [2]

Таблица 19: 


Дата оперативной сводки СовинформбюроГермания (23.6.42)СССР (23.6.42)Германия (21.6.43)СССР (21.6.43)Германия (21.6.44)СССР (21.6.44)
Людские потери с начала войны10000000 общих потерь (из них 3000000 убитыми)4,5 млн. чел. общих потерь6400000 убитыми и пленными4200000 убитыми и пропавшими7800000 убитыми и пленными5300000 убитыми и пропавшими
Потери орудий свыше 75 мм с начала войны305002200056500350009000048000
Потери танков с начала войны240001500042400300007000049000
Потери самолетов с начала войны20000900043000230006000030128



Из таблицы 19 видно, что советское правительство скрывало от советского народа только одну цифру - потери без вести пропавшими в окружениях. За всю войну потери СССР пропавшими без вести и попавшими в плен составили около 4 миллионов человек, из них вернулись из плена после войны менее 2 миллионов человек. Эти цифры скрывались, чтобы уменьшить страхи неустойчивой части населения перед немецким продвижением, уменьшить боязнь окружений у неустойчивой части военнослужащих. А после войны советское правительство полагало себя виноватым перед народом, за то, что не смогло предвидеть и избежать такого развития событий. Поэтому и после войны эти цифры не афишировались, хотя уже и не скрывались. Ведь Конев вполне открыто заявил после войны о более чем 10000000 безвозвратных потерь советских войск. Один раз сказал, и не за чем больше было повторять, бередить раны. 

Остальные цифры указаны в целом верно. За всю войну СССР потерял 61500 стволов полевой артиллерии, 96500 танков и САУ, но из них не более 65000 по боевым причинам, 88300 боевых самолётов, но из них только 43100 по боевым причинам. Погибло в боях (включая не боевые потери, но без учёта погибших в плену) за всю войну около 6,7 миллионов советских воинов. 

Потери противника также указаны верно. Потери личного состава противника сильно занижались с 1942 года, а в 1941 указаны верно, в 6000000 человек общих потерь. Только потери немецких танков, возможно, слегка завышены, примерно в 1,5 раза. Это естественным образом связано с трудностью учёта числа отремонтированных и повторно использованных машин. Кроме того, в донесениях войск вместе с подбитыми танками и САУ могла указываться и другая бронетехника. У немцев было очень много разных боевых машин и на полугусеничном, и на колёсном шасси, которые можно назвать САУ. Тогда потери немцев в бронетехнике указаны тоже верно. Небольшое завышение числа сбитых немецких самолётов не существенно. Потери орудий и миномётов всех калибров и назначений для Красной армии составили за войну 317500 штук, а для Германии и её союзников в работе [2] указаны потери 289200 штук. Но в 12-м томе "Истории второй мировой войны", в таблице 11, сказано, что орудий одна только Германия произвела и потеряла 319900 штук, а миномётов та же Германия произвела и потеряла 78800 штук. Всего потери орудий и миномётов одной только Германии составят 398700 стволов и неизвестно, входят ли сюда реактивные системы, скорее всего не входят. Кроме того, в эту цифру точно не входят орудия и минометы, произведенные до 1939 года. 

С лета 1942 года в советском генштабе намечается тенденция к занижению числа убитых немцев. Советские военачальники стали более осторожно оценивать обстановку, опасались недооценить противника на завершающем этапе войны. В любом случае, о специальных, пропагандистских цифрах потерь публикуемых Совинформбюро, можно говорить только применительно к количеству попавших в плен и пропавших без вести советских военнослужащих. В остальном публиковались те же цифры, которыми пользовался в своих расчётах советский Генштаб. 

Ход и исход войны нельзя понять, если исключить из рассмотрения европейское фашистское зверство по отношению к мирному советскому населению и военнопленным. Эти зверства составляли цель и смысл войны для немецкой стороны и всех союзников Германии. Боевые действия были лишь инструментом, обеспечивавшим беспрепятственное осуществление этих зверств. Единственной целью объединённой фашистами Европы во второй мировой войне было завоевание всей европейской части СССР, и уничтожение максимально зверским способом большей части населения, с тем, чтобы оставшихся запугать и обратить в рабство. Эти преступления описаны в книге Александра Дюкова "За что сражались советские люди", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2007. Жертвами этих зверств за всю войну стали 12-15 миллионов советских мирных граждан, включая военнопленных, но надо помнить, что только за первую военную зиму фашисты планировали убить более 30 миллионов мирных советских граждан на оккупированных территориях СССР. Таким образом, можно говорить о спасении советской армией и партизанами, советским правительством и Сталиным более 15 миллионов жизней советских людей запланированных к уничтожению уже в первый год оккупации, и около 20 миллионов запланированных к уничтожению в дальнейшем, не считая спасённых от фашистского рабства, которое часто было хуже смерти. Несмотря на многочисленные источники, этот момент крайне слабо освещён исторической наукой. Историки просто избегают этой темы, ограничиваясь редкими и общими фразами, а ведь эти преступления превышают по количеству жертв все остальные преступления в истории вместе взятые. 

В записи от 24 ноября 1941 года Гальдер пишет о докладе генерал-полковника Фромма. Общее военно-экономическое положение представляется в виде падающей кривой. Фромм полагает, что необходимо перемирие. Мои выводы подтверждают выводы Фромма. 

Там же указывается, что убыль личного состава на фронте составляет 180000 человек. Если это убыль боевого состава, то она легко покрывается за счёт отзыва из отпуска отпускников. Не говоря уже о призыве контингента 1922 года рождения. Где же здесь падающая кривая? Почему тогда в записи от 30 ноября говорится, что в ротах осталось по 50-60 человек? Чтобы свести концы с концами Гальдер утверждает, что 340000 человек составляют половину боевого состава пехоты. Но это же смешно, боевой состав пехоты получается менее десятой части армии. На самом деле следует читать, что убыль войск на фронте составляет 1,8 млн. человек на 24.11.41 в боевом составе и 3,4 млн. в общей численности войск "Восточного фронта" на 30.11.41 года, а штатная численность войск "Восточного фронта" 6,8 млн. человек. Вот так, наверное, будет правильно. 

Возможно, кто-то не поверит моим расчётам о немецких потерях, особенно в 1941 году, когда по современным представлениям Красная армия была совершенно разбита и якобы немецкая армия неким хитрым способом не несла потерь. Это бред. Из поражений и потерь победы не выкуешь. Поражение терпела с самого начала немецкая армия, но руководство Рейха надеялось, что СССР приходится ещё хуже. Об этом прямо говорил Гитлер в том же дневнике Гальдера. 

Обстановку пограничного сражения лучше всего передал Дмитрий Егоров в книге "Июнь 41-го. Разгром западного фронта.", Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008. 

Конечно, лето 1941 года было страшно тяжёлым для советских войск. Бесконечные сражения без видимых позитивных результатов. Бесконечные окружения, в которых выбор часто был между смертью и пленом. И очень многие выбирали плен. Может быть даже большинство. Но надо учитывать, что массовые сдачи в плен начинались после одной или двух недель напряжённой борьбы в окружении, когда у бойцов заканчивались боеприпасы даже к стрелковому оружию. Командиры, отчаявшись победить, бросали управление войсками, иногда даже во фронтовом масштабе, сбегали от своих бойцов и небольшими группами либо старались сдаться, либо пройти к своим на восток. Бойцы сбегали из своих частей, переодевались в гражданскую одежду или, оставшись без руководства, сбивались в многотысячные толпы, надеясь сдаться немецким отрядам, зачищавшим местность. И всё же немцев били. Были люди, которые выбирали себе позицию понадёжнее, запасались оружием и принимали свой последний бой, заранее зная, чем он кончится. Или организовывали беспорядочные толпы окруженцев в боевые отряды, атаковали немецкие кордоны и прорывались к своим. Иногда это удавалось. Были командиры, сохранявшие управление своими войсками в самых тяжёлых ситуациях. Были дивизии, корпуса и целые армии, которые атаковали противника, наносили врагу поражения, стойко оборонялись, уходили от немецких ударов и били сами. Да так били, что получалось в 1,5-2 раза больнее. На каждый удар отвечали двойным ударом. 

Это и стало причиной разгрома фашистских орд. Безвозвратные демографические потери немецкой армии составили около 15 млн. человек. Безвозвратные демографические потери прочих армий оси составили до 4 млн. человек. А всего для победы пришлось убить до 19 миллионов врагов разных национальностей и государств. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.