Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

понедельник, 24 июня 2013 г.

Оценка немецких потерь по официальным заявлениям немецкой стороны времён войны, военным и послевоенным немецким документам.

http://rkka1941.blogspot.com/
 =============================


В ходе войны немецкое руководство сделало несколько заявлений, позволяющих оценить динамику немецких потерь. Анализ этой динамики любопытен и может привести к определённым выводам. Особенно, если сравнить эти заявления с реальными мобилизационными мероприятиями, проводимыми немецким руководством, а также с оценками независимых наблюдателей или противников Германии. 

По состоянию на 1 марта 1939 года в немецкой армии состояло 3,2 млн. человек ([2] табл. 89). К 1 сентября 1939 года численность вооружённых сил Германии была доведена до 4,6 млн. человек, из них 2,7 млн. служили в сухопутных войсках, 1 млн. в резервной армии, остальные в ВВС и ВМФ. Всего имелось к началу мировой войны 103 дивизии, то есть на обеспечение боевой деятельности одной дивизии задействовалось около 45 тыс. человек военнослужащих ([6] стр. 123, 143). Такие скромные усилия сопровождались введением обязательной трудовой повинности для лиц от 18 до 25 лет ([5] стр. 30, 68). Число работающих женщин увеличено до 13,8 млн. человек, что составило треть всех рабочих и служащих. То есть в Германии того времени неработающая женщина была редкостью. С 1935 года до 2.02.39 года трудовая повинность была добровольной и рассматривалась как средство борьбы с безработицей. 

Официально немцы называют свои потери убитыми в войне с Польшей 10572 человека, ранеными 30322 и пропавшими 3409 человек ([1] стр. 194). Хотя по сводке BA/MA RH 7/653 потери убитыми в Польше 16843, а пропавшими 320 человек. Число пропавших в 10 раз уменьшено, а количество убитых в 1,5 раза больше. 

Уже 29.09.39 года трудовая повинность для женщин смягчается, к ней привлекаются только незамужние женщины от 17 (эта граница ужесточена) до 25 лет. Рабочий день для них устанавливается полдневный. То есть это скорее приучение к труду в запас рабочей силы, чем труд. Зато к труду привлекли 420 тыс. пленных поляков ([5] стр., 132, по [1] пленных поляков было 0,5 млн.). Кроме того, в октябре 1939 года установили трудовую повинность всего населения Польши от 18 до 60 лет обоего пола ([5] стр. 131, 132). 

Потери в Норвегии обошлись в 1317 убитых и 2375 погибших в пути, бои в Греции 1484 убитыми и пропавшими ([1] стр. 194). 

Перед наступлением во Франции немцы увеличили численность сухопутных сил до 3,3 млн. человек, то есть призвали 0,6 млн. и ещё какое-то количество для компенсации потерь в Польше. Было сформировано 40 дивизий, из них 9 охранных, остальные пехотные. Новые танковые дивизии переформировывались из лёгких ([6] стр. 154). 

Потери во Франции составили 27074 убитых по [1] стр. 194. А по [5] стр. 154, ранено 111034, пропало без вести 18384 человека. В плен взято 1,8 млн. французов (по [6] 1,547 млн. стр.160), из них 0,8 млн. сразу вывезено в Германию на работы ([5] стр. 153, 292). Численность немецкой армии летом 1940 года была доведена до 5,6 млн. человек ([5] стр. 293). Это значит, что мобилизовано ещё 0,4 млн. человек не считая компенсации потерянных убитыми, пропавшими и инвалидами. К 22.06.41 года численность армии возросла до 7,4 млн. человек, то есть ещё мобилизовано 1,8 млн. человек. Это как раз число захваченных французских пленных. Видно, что Германия мобилизовала более 10% населения, а это более половины её мобилизационного потенциала. Однако трудовые ресурсы Германии не уменьшились, а увеличились. Строго говоря, и мобилизационный ресурс также увеличился. Население Германии вместе с Австрией весной 1941 года было 76 млн. человек, население оккупированных стран 129 млн. человек, население стран союзников Германии в Европе 78 млн. человек, а всего 283 млн. человек ([5] стр. 275). 

Следует также учесть и население стран скрытых союзников, таких как Швеция, Швейцария, Испания и Португалия, Франция Виши, Турция. Вступление этих стран в войну зависело от ряда условий, например Швеция не могла не вступить в войну при устранении или усилении угрозы со стороны Англии (в любом из этих случаев Шведский нейтралитет оказывался без гарантий), иначе она автоматически выпадала из Европейской обоймы и лишалась будущего как суверенное государство. Пример Норвегии и Дании у Шведов был перед глазами. Вступление в войну Испании, остатков Франции и Португалии обуславливалось переносом центра тяжести войны в Средиземноморский регион, и было делом недалёкого будущего, сразу после победы над СССР. Также необходимо вступала в войну и Турция, как только эта война затрагивала непосредственно районы Закавказья и Ближний восток. Естественно, эти страны выступали в едином экономическом и политическом блоке с Германией, памятуя о том, что сторону в войне выбирают до начала военных действий. Значит, их вполне допустимо рассматривать как дополнительный трудовой, сырьевой, производственный, торговый, политический и военный ресурс Германии. Именно так Гитлер их и рассматривал, это следует, например, из записей Гальдера. 

Операцию высадки на Британские острова Германия могла планировать, но осуществить не имела возможности по причинам, прежде всего, политическим. Это было не в интересах Германии. Ведь Английские доминионы, в этом случае, подпадали под влияние США. Также не в интересах Германии был протекторат США над Англией. В интересах Германии было заключение мира, даже почётного для Англии. В интересах Германии было сохранить Британскую империю, разделив с ней сферы влияния и ограничив этим, влияние США, причём Британия ничего не теряла. Правда при таком развитии событий Британия с неизбежностью становилась частью общеевропейской общности (причём не доминирующей, а подчинённой) в отдалённом будущем, когда Германия окрепнет и сумеет переварить завоёванное в Европе. Такое положение не устраивало Англичан ни при Наполеоне, ни при Гитлере. И Гитлер это понимал. Соответственно задача Германии в Европе была принудить Англию к миру путём постепенного завоевания регионов английского доминирования, Средиземноморья, Ближнего востока, Индии и так пока Англия не будет вынуждена признать Третью империю германской нации как свершившийся факт. 

Задача завоевания мирового господства путём оккупации всего мира перед Гитлером тоже не стояла. Гитлер вполне понимал нереальность подобного акта. Главной целью Гитлера на 1941 год была Россия. Организация немецкого государства на территориях СССР по спартанскому образцу. Для этого население оккупированных областей резко сокращалось в численности на, примерно, 50 млн. человек (Дюков А.Р. «За что сражались советские люди.», Москва, «Яуза», «Эксмо», 2007) и организовывалось в подобие коллективных рабов – илотов. Незаконченные дела с Англией не мешали осуществлению этого плана. Наоборот, осуществив этот план Германия, выходила на такие позиции, которые обеспечивали ей доминирующее положение во всех мировых вопросах и делали отношения с Англией уже не столь важными. 

Таким образом, удар по СССР должен был стать венцом всех усилий Гитлера. Какими силами он для этого располагал? Кроме уже мобилизованных 7,4 млн. немцев можно было призвать ещё миллионов 8. Но миллиона 3-5 надо было оставить для работы в самой Германии и организации оккупационного порядка. Дело здесь не в нехватке рабочей силы, которой было в избытке, а в том, что именно немцы должны организовывать порядок в Рейхе, иначе Рейх перестанет быть немецким. Таким образом, резерв для мобилизации составлял в лучшем случае 3-5 млн. человек. Однако при особом стечении обстоятельств можно было мобилизовать их все 7-8 млн., также при крайней нужде можно было заменить трудовые ресурсы женщинами, так как женщины для этой цели уже были подготовлены в рабочих лагерях имперской трудовой повинности. Кроме того, в Европе проживало большое количество фольксдойче, из их числа можно было мобилизовать 3-4 млн. человек. Кроме этого, подрастали призывные возраста, это давало 0,6 млн. человек ежегодно. Также, немецкую армию можно было разбавить призывниками из числа покорённых народов на 10-20%, или даже до 30%, но не больше, поскольку иначе возникала опасность немецкому доминированию в Рейхе. Это ещё 2-3 млн. человек, а если война затянется, и мобилизационные ресурсы придётся использовать полностью, то и все 6 млн. человек. В порядке экономии мобилизационного ресурса и передачи боевого опыта мобилизация в 1939 году началась со старших возрастов, Гитлер сразу планировал войну на длительную перспективу. Видно, что запас людей для армии при нормальном течении событий составлял 15-16 млн. человек, а при крайнем варианте около 25-30 млн. человек (за 6 лет войны подрастёт около 3,6 млн. призывников), трудовые ресурсы даже без женщин и военнопленных составляли 30-35 млн. человек. Кроме того, за время войны в немецкую армию призвали 0,5 млн. женщин (из книги «Вермахт за колючей проволокой.»), не считая вольнонаёмных. Такая подготовка обеспечивала возможность успеха при любом развитии событий, в том числе и при затягивании войны. Мы видим, что без особого напряжения Германия могла увеличить армию единовременно (без подрастающих за годы войны призывников) ещё на 9 млн. человек, а при некотором напряжении на 15-17 млн. человек. 

По заявлениям немецкой стороны ([1] стр. 198), на 1.12.41 года, потери убитыми с 22.06.41 составили 162314, ранеными 571767, а пропавшими 33334 человека. При таком уровне потерь никаких трудностей с мобилизацией и восполнением потерь у немцев быть не должно, ведь эти цифры в сумме меньше чем численность резервной армии, на 22.06.41 года в ней состояло 1,2 миллиона человек. Между тем, в дневнике Гальдера и в воспоминаниях немецких генералов, в ротах на фронте к концу 1941 года некомплект личного состава достигал 40-60%. Но для дальнейшего анализа требуются данные о численности немецкой армии более подробные, чем можно найти в популярной исторической литературе. 

Сведём найденные в разных источниках данные о числе немецких войск в таблицу, а недостающие цифры интерполируем линейно. Для сравнения дадим данные для советских войск из [2] табл. 6. 

Таблица 3: 


Когда имелась такая численностьЧисленность немецких войск, млн. чел.Численность трудовых ресурсов в промышленности Германии, млн. чел.Численность советских войск (на 1 января, 1 июля, 1 декабря), млн. чел.Соотношение сил
Начало 1941 года7,2 ([4] стр. 467)-3,91,85 к 1
К летней компании 1941 года7,4 ([5] стр. 293)-4,71,57 к 1
Конец 1941 года8-7,71,04 к 1
Начало 1942 года8,6 ([4] стр. 467)35,5 ([4] стр. 467)8,51,01 к 1
К летней компании 1942 года9,4 (Пауль Карель)-10,40,9 к 1
Конец 1942 года9,5-10,50,9 к 1
Начало 1943 года9,6 ([4] стр. 467)36,6 (Пауль Карель)100,96 к 1
К летней компании 1943 года11,2 (Пауль Карель)-11,40,98 к 1
Конец 1943 года10,15-10,50,97 к 1
Начало 1944 года9,1 ([4] стр. 467)36,1 ([4] стр. 467)10,70,85 к 1
К летней компании 1944 года9,365 ([6] стр. 239)-110,85 к 1
Конец 1944 года9,6-10,70,9 к 1
Начало 1945 года9,77 ([6] стр. 258)-11,10,88 к 1
К моменту капитуляции 1945 года4,8 ([2] таб. 89)-10,80,44 к 1
Конец 1945 года0-6,2-



- Без учёта союзников с обеих сторон. 

Анализируя таблицу 3 можно только удивляться, почему Германия допустила выравнивание соотношения сил к концу 1941 года, упустив тем самым явную свою победу? Удивительно, что ни к лету 1942 года, ни к лету 1943 года Германия не озаботилась созданием хотя бы небольшого перевеса в силах. Между тем за первый год войны с СССР потери немцев убитыми по их данным ([1] стр. 198) составили всего-то 271612 человек, пропавшими без вести 65730 человек. К ноябрю 1942 года потери убитыми в России декларировались в 350 тыс. человек, а к марту 1943 года убитых за всё время войны насчитали 542 тысячи ([1] стр. 198), а это меньше предвоенной численности резервной армии более чем вдвое. Ну что стоило призвать к концу 1941 года или к весне 1942 года, или к лету 1943 года на 1-2 миллиона больше? Победа была бы обеспечена! 

Конечно, были ещё войска немецких союзников. Но наступления 1941 года производились при более чем полуторном перевесе в силах с немецкой стороны. Создать такой перевес в 1942 или 1943 годах означало бы победить. 

Значит, не смогли. Значит, потери были такие, что весь ресурс, прибывавший по мобилизации, тратился на восполнение потерь. 

Уже осенью 1941 года в Германии был призван весь контингент 1922 года рождения и встал вопрос о призыве лиц 1923 года рождения. Этих призвали к лету 1942 года. В начале войны мобилизация началась со старших призывных возрастов, с контингента 1894-1906 годов рождения. Значит, к осени 1941 года было призвано только за время войны уже не менее 16 возрастов, это около 8,8 млн. человек немцев границ Германии 1937 года, считая среднюю численность призывного возраста по Кейтелю в 550000 человек. Следовательно, в течении лета-осени 1941 года призвано не менее 1,4 млн. человек. Ведь численность армии на 22.06.41 была 7,2-7,4 млн. человек. 

После поражения под Сталинградом в Германии объявили о тотальной мобилизации ([4] стр. 435). Была объявлена мобилизация мужчин от 16 до 65 лет и женщин от 17 до 45 лет. Конечно, не все попадали в войска, женщины и негодные к службе мужчины попадали в трудовую повинность или другие имперские службы. Кроме того, из заключения освобождались преступники со сроками наказания до 12 лет, если они соглашались служить на "Восточном фронте". Если бы потери немцев убитыми к лету 1943 года составляли всего 542 тыс. человек, как они сообщают ([1] стр. 198), то это меньше половины предвоенной численности армии резерва. На 22.06.41 года армия резерва имела численность 1,2 млн. человек. В этом случае не только тотальную, но и обычную мобилизацию объявлять было бы незачем. Если нет потерь, зачем мобилизация? Ведь эти потери легко восполнить призывом всего одного призывного возраста, средняя численность призывного возраста одного года в Германии границ 1937 года, как пишет Кейтель, была 550 тыс. человек. Это с учётом тех возрастов, которые пострадали от уменьшения числа рождений Первой мировой войны. А обычно численность призывного контингента одного года 700000 человек именно для возрастов 1920-24 годов рождения ([1] стр. 489). 

В октябре 1944 года была объявлена "сверхтотальная" мобилизация ([4] стр. 467). Всех непригодных к службе мужчин от 16 до 65 лет собирали в батальоны "Фольксштурма". Это были крепостные войска, милиционного типа, для обороны "Фестунгов", опорных пунктов в городах Германии. Кроме того, была объявлена трудовая повинность мужчин старше 65 лет и женщин до 55 лет. Более тотальную мобилизацию трудно представить. Между тем, все официальные потери немецкой армии от начала войны в этот период легко восполнялись призывом двух-трёх призывных возрастов одних только немцев Германии границ 1937 года. 

Остаётся сделать вывод, что цифры немецких потерь занижены. Порядок занижения можно получить, сравнивая эти цифры с данными советской стороны или с данными независимых наблюдателей. Например, наблюдатели США на 11 декабря 1941 года оценивали потери немцев убитыми в 1,3 млн. человек, что примерно в 8 раз больше немецкой цифры 167 тыс. человек на 1 декабря 1941 года ([1] стр. 198). По заявлениям Совинформбюро общие потери немцев за лето и осень 1941 года составили около 6 млн. человек, значит безвозвратные потери около 2 млн. человек. Это в 12 раз превышает заявления немецкой стороны. 

Логично предположить, что для ведения согласованной дезинформации немцы ввели коэффициент 10 для озвучивания своих потерь, как для общественности, так и в пропагандистских документах. Этот коэффициент удобен тем, что им легко пользоваться. Тогда получится, что к марту 1943 года немецкая армия потеряла убитыми за время мировой войны 5,42 млн. человек. Теперь мы легко поймём немецкие трудности с мобилизацией. Ведь уже к лету 1943 года в армию было призвано 11,2 (численность немецкой армии по Паулю Карелу) плюс 5,42 (потери убитыми от начала войны) плюс на замещение выбывших по инвалидности и пропавших без вести, всего более 16,62 млн. человек. Мобилизационные ресурсы были опустошены. Поражения 1943 года окончательно превратили поток мобилизации в ручеёк подрастающих возрастов. 

Также законно предположение о том, что коэффициент 10 применялся и к числу раненых и к числу пропавших без вести. Однако практическое применение такого метода фальсификации своих потерь требует учёта некоторых тонкостей. Если просто применять такой коэффициент ко всем видам потерь и родам войск, то ложь станет очевидной. Поэтому потери всей армии записывались в потери сухопутных войск и делились на 10, а отдельными строками, как потери ВВС и ВМФ выписывались потери соответственно лётного, лётно-технического и аэродромного персонала ВВС и потери плавсостава ВМФ. А также потери этих ведомств в самостоятельных операциях, например потери десантников при захвате Крита входят в число потерь ВВС. Ведь потери лётного и плавсостава должны соответствовать количеству потерянных судов и самолётов, а их противник может посчитать и обязательно посчитает, хотя бы приблизительно, значит, эти потери на 10 делить нельзя и следует их представить как потери всех ВВС и ВМФ. 

На коэффициент 10 не делились потери на западных фронтах. Это видно при сравнении оценок немецких потерь союзным командованием на западе и потерь по 10-ти дневным сводкам ОКХ, они отличаются не так значительно, как советские и немецкие оценки на советско-германском фронте. Конечно, и тут не обошлось без сглаживания потерь и записывания потерь убитыми в потери пропавшими. Но масштабы этих фальсификаций уже не столь наглые. Это понятно, на западе масштабы боёв значительно меньше и столь серьёзную подтасовку легко раскрыть, а влияние средств массовой информации англо-американцев на европейское население было не меньшим, чем у ведомства Геббельса. Кроме того, и в 1941 и в 1944-45 годах немцы рассчитывали заключить договорённость с западными союзниками о мире и совместной войне против СССР, сильно подтасовывать потери на западе было им не удобно. И самое главное, отсутствие значительных фальсификаций на западе придавало достоверность фальсификациям на советско-германском фронте. 

На сайте http://ww2stats.com/index.html опубликованы документы немецкой статистики потерь. И в их числе есть так называемые 10-ти дневные сводки ОКХ, в которых представлены потери немцев по декадам с 22.06.41 по 20.04.45 годов. 

Анализ этих сводок показывает, что форма графика потерь вполне соответствует как основным событиям и ходу войны, так и форме графика потерь советских войск на основном фронте войны. Но значения потерь сильно занижены. Они не соответствуют численно, для сухопутных войск, данным сводок подобным BA/MA RM 2/1355 или BA/MA RH 7/653, но соответствуют формой графика. Вероятно, что фальшивая отчётность составлялась на основе реальной, одновременно несколькими фальсификаторами, в разное время, на основе одинаковых и реальных исходных данных и по единой методике. 

На графике потерь убитыми в подекадных сводках наблюдаются следы занижения их числа в 1943 году. Это от желания сгладить потери по отдельным периодам войны, по отдельным битвам. Например, в 10-ти дневных сводках ОКХ, потери убитыми 6 армии за январь и февраль 1943 года переходят из декады в декаду одной цифрой, а потери раненными и пропавшими меняются в первой декаде февраля, причём раненых становится меньше. Хотя генерал Г. Дёрр в книге "Поход на Сталинград" М. 1957 стр.123. имел сведения о 100 тысячах убитых за последнюю неделю января 1943 года в 6 армии, и его данные подтверждаются количеством похороненных советскими войсками в Сталинграде 147,2 тыс. немецких трупов. В июле 1943 года в подекадных сводках ОКХ даны те же данные, что и в июне. И таких моментов очень много в этих сводках. Какое отношение было бы к трудам Кривошеева и его команды, если бы в его работе [2] были бы такие несуразности? А ведь и то и другое составлялось по реальным донесениям войск и настоящим штабным документам, разница лишь в том, что Кривошеев ничего не фальсифицировал, в отличии от немцев. Складывается устойчивое впечатление того, что писаря в ротах вели свою отчётность много тщательнее немецких штабных генералов. И утверждать, что немцы подтасовывали свои потери не более чем в 2 раза, значит признавать, что эта отчётность показушная, а значит глупо было бы в ней мухлевать по мелочам. Наоборот, вся эта липовая документация и рассчитана на то, чтобы создать впечатление занижения потерь раза в 2, в то время как на самом деле они занижены в 10 раз. 

Чтобы получить из подекадных сводок реальное число убитых и раненых, надо умножить эти потери на советско-германском фронте на 10 и прибавить к ним потери на западном фронте. Тогда потери убитыми немецкой армии составят на 31.12.44 года 9176685 человек, ранеными 35560794 человек, а на 20.04.45 года убитых будет 10259939, а раненых 40637535 человек. Конечно, число раненых здесь есть число случаев ранений и случаев заболеваний. Это видно из соотношения раненых и убитых, которое менялось по годам от 3,6 до 4,8, а в среднем составило 4. Число людей лечившихся в госпиталях будет примерно в 1,5 раза меньше ввиду случаев неоднократных ранений. То есть те, кто был ранен несколько раз, в госпитальной статистике будет записан как один человек. Здесь следует вспомнить немецкую госпитальную статистику, опубликованную в 1951 году в ФРГ ([1] стр. 465). Если сообразуясь с здравым смыслом считать, что из 29,5 млн. человек прошедших через немецкие госпиталя 20,8 являются ранеными, а 8,7 больными, а вовсе не наоборот, как утверждают немцы, всё очень согласуется. 

Сложнее обстоит дело с пропавшими без вести. График потерь пропавших согласуется с графиком числа попавших в советский плен по форме, кроме двух, явно искусственных пиков, в 1 квартале 1943 года и 3-4 квартале 1944 года. Но численно этот график существенно ниже графика поступления пленных в советский плен, начиная с 3 квартала 1942 года и до конца войны. За исключением тех же двух искусственных пиков в 1 квартале 1943 года и 3-4 кварталах 1944 года. Количество попавших в плен, из числа пропавших, немцам было не известно. Для большего правдоподобия, в периоды особенно больших потерь пропавшими, их на 10 не делили, а оставляли, как есть. Так и образовались эти два пика. В 1 квартале 1943 года этот пик составил 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека пропавших на советско-германском фронте на 10 не делились и это надо учитывать при расшифровке немецких сводок. 

Если учесть эти моменты в отношении пропавших без вести, то на 31.12.44 года их будет 4591511 человек, а на 20.04.45 года уже 7541401 человек. Общие безвозвратные потери составят на 31.12.44 года 13768196 человек, а на 20.04.45 года 17801340 человек по 10-ти дневным сводкам ОКХ. К концу 1944 года в советском плену оказалось около 1,8 млн. немцев и их союзников. А в англо-американском около 0,6 млн. и ещё 0,4 взятых к тому времени во Франции. Тогда убитых из числа пропавших без вести к этому сроку было около 2 млн. человек, 43% от всех пропавших или 22% от учтённых убитых. К концу апреля 1945 года советские войска взяли ещё 1,3 млн. пленных и англо-американцы около 2 млн., что соответствует числу пропавших без вести немцев за этот срок. Остальных пленных добрали уже в мае. При этом видно, что убитых в числе пропавших в 1945 году уже нет, все оказались в плену. Это может происходить от того, что у немцев имел место недоучёт пропавших не менее чем на 0,6 млн. человек (из них 0,3 млн. погибли) или от того, что англо-американцы переучли количество пленных, включив в них часть гражданских лиц. Возможно, оба фактора имели место одновременно. 

Есть ещё нюанс, связанный с отношением раненых и убитых, это отношение в ходе войны у немцев росло. А должно было наоборот, падать, поскольку условия эвакуации раненых ухудшались. Это может означать увеличение числа убитых в числе пропавших без вести, вероятно, искусственное. Либо просто занижение числа убитых. Для 1945 года, вероятно, имел место недоучёт числа убитых на 0,5-0,7 млн. человек, а для 1943-44 годов, возможно, около 1,5-2 млн. убитых были записаны в пропавшие. Тогда график изменения соотношения раненых и убитых будет похож на правду. 

Подтасованные подекадные сводки ОКХ составлялись на основе реальных подекадных сводок ОКХ. В них входили потери армии, СС, наземных частей ВВС и ВМФ, вспомогательных формирований, фольксштурма оперативно подчинённых ОКХ с 22.06.41 по 20.04.45 годов. В этих сводках потери убитыми урезались в январе и феврале 1943 года, а также в июле и августе 1943 года в общей сложности на 300 тыс. человек по убитым без деления на 10. С делением на 10 соответственно 30 тыс. человек. В 1944 году уже около 1,1 млн. убитых было записано в пропавшие. Причём эти сводки фальсифицировались, вероятно, уже Гальдером после войны во время, когда он возглавлял комиссию 300 немецких генералов по заданию военно-исторической службы армии США. После чего часть итоговых данных из этих сводок, для большей достоверности и некоторые, не вошедшие в эти сводки данные за июнь 1941 года и уточняющие данные за август этого года, он включил в свой дневник вместе с некоторыми редкими связками с текстом и смыслом дневника. Комиссия работала с 1950 по 1961 год, а дневник он публиковал с 1962 по 1964 год. За эту работу Гальдера наградили орденом "За доблесть", высшей наградой США для иностранцев. 

Документы подобные BA/MA RM 7/807 составлялись на основе реальных сводных штабных документов. Они включали в себя все потери на западе, включая погибших до 22.06.41 года и умерших от ран в госпиталях до 31.12.44 года, а также все потери ВВС и ВМФ, в том числе и лётного и плавсостава. В документе BA/MA RH 7/653 все умершие от ран записаны в потери на востоке. В помесячных потерях они ни как не выделены, это была бы слишком утомительная работа для фальсификаторов. В документе BA/MA RM 2/1355 вообще не упоминается, есть ли в составе потерь умершие от ран в госпиталях. В документе BA/MA RM 7/807 их всё же выделили отдельной строкой, как и эрзацвойска, правда, там потеряли часть потерь на западе. К единому мнению так и не пришли и забросили составлять эти липовые сводки. Но после войны, уже по приказу своих американских хозяев снова вытащили свои недописанные подделки и легко выдали их за настоящую отчётность. 

Конечно, такую фальсификацию могли проводить только военные специалисты. Этим занимались специальные люди, мне известен (из [1] стр. 207-208) генерал Рейнеке, глава департамента пропаганды германского высшего командования, в доме которого в июле 1945 года был обнаружен журналистами агентства Рейтер Фленсбургский архив, якобы совершенно секретный. Этому архиву принадлежит, очевидно, например документ BA/MA RM 2/1355 из числа документов опубликованных на сайте http://ww2stats.com/index.html.
Но, если данные BA/MA RM 2/1355 совпадают с данными документов Фленсбургского архива, то данные BA/MA RH 7/653 уже не очень совпадают. В разделе распределения потерь по театрам действий в документе приведённом в [1] на стр. 210, сумма не сходится с итогом на 23 тыс. по убитым и на 93 тыс. по пропавшим. В документе BA/MA RH 7/653 итоговые цифры совпадают с Фленбургским документом, и сумма сходится, но за счёт странных манипуляций, потери в Польше и Норвегии выделены из потерь на западе до 30.05.44 года, а сами эти потери оставлены прежними. Потери пропавшими в войне против СССР просто увеличены на 90 тыс. человек.
Подобные документы легли в основу таблицы 86 в [2]. Известен профессор Шрам, состоявший при штабе верховного главнокомандования вермахта руководителем "военного дневника". В его данных из [1] стр. 208, цифра потерь пропавших без вести совпадает с данными сводки бюро учёта потерь ОКВ за 31.01.45 года, приведёнными в таблице 86 в [2], но цифры убитых очень сильно уменьшены. 

Всё это чистой воды пропагандисты при званиях и учёных степенях. Довольно глупо утверждать, как это делают авторы [2], что до 1945 года учёт потерь вёлся у немцев правильно, а в 1945 году перестал вестись. Пока штабы работают и управляют войсками, учёт потерь, как необходимая часть управления будет вестись максимально точно. Ошибки и неточности в немецких сводках потерь, поскольку это не первичная документация, а много раз обработанная в штабах разного уровня, прямо показывают, что имеющиеся сейчас в распоряжении историков документы являются специально изготовленными во время войны фальшивками, а не рабочими документами штабов. Известны сводки за ноябрь 1944 и декабрь 1944 года, за январь 1945 года, причём они противоречат друг другу и, похоже, не являются частью регулярной отчётности, а это просто разные варианты подтасовок, черновики расчётов. Само количество разных вариантов по сути одного и того же документа уже свидетельствует об этом. На это указывает факт нерегулярности составления этих бумаг и прекращения составления сводок, подобных BA/MA RH 7/653 в январе 1945 года, военного дневника в марте, 10-ти дневных сводок ОКХ после 20 апреля. И большие пробелы в этих сводках, в подекадных сводках пробелы как в 1945 году, так и в 1941 нет сведений за июнь. В BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий нет Польши, а общий итог не сходится с заявленным на 17051 человек по убитым и на 687 человек по пропавшим. Сводка BA/MA RM 7/807 содержит ошибку в итоговых потерях ВВС в 100 тыс. человек вызвавшую занижение общих потерь убитыми. В сводке BA/MA RH 7/653 потери пропавшими всей армии в 1943 году, в январе 126108, в феврале 15548, а в подекадных сводках ОКХ потери только 6 армии с 20.01.43 по 10.02.43 пропавшими 199516. Сводка бюро учёта потерь ОКВ за 31.12.44 совпадает с BA/MA RM 7/807, но содержит на 838,4 тыс. человек раненых меньше, чем такая же сводка за 31.01.45 года. В [2] таблица 86 количество раненых за январь 1945 года уменьшилось на 838,4 тыс. человек потому, вероятно, что манипуляции с числом убитых требовали менять и число раненых, чтобы соотношение потерь сделать более естественным. Вероятно, исключены случаи заболеваний в не фронтовых частях. Видимо фальсификатору казалось, что так будет правдоподобнее.
Такие ошибки в немецких документах о потерях можно перечислять ещё долго. А зачем аккуратность в сводках предназначенных для частичного оглашения по радио и в газетах в виде итоговых цифр? 

То есть раньше, чем сдалась армия, постепенно прекратил работу её пропагандистский аппарат, но никак не штабы. Когда союзники после победы потребовали у немецкого командования дать им сведения о потерях за 1945 год, то немецкие генералы вычисляли эти потери расчётом по среднемесячным пропагандистским потерям последних месяцев 1944 года, то есть в мае 1945 года многие пропагандистские сводки за 1945 год ещё не были изготовлены. Пропагандистские подтасовки в 1945 году следовало постепенно прекратить ещё и потому, что сведения сводок за последние декады могли быть проверены победителями допросом пленных. Но это не означает, что не вёлся настоящий учёт потерь. Обязательно вёлся. Но о нём ничего не известно, кроме того, что сказал Кейтель о 150-160 тыс. среднемесячных потерь в сухопутных силах в периоды затишья на фронтах. 

Отсюда следует и такая тонкость, что количество раненых, находящихся в госпиталях в ноябре и декабре 1944 года, в BA/MA RM 2/1355 и в BA/MA RM 7/807 примерно равно количеству больных. Это сделано для приведения в соответствие госпитальной статистики с данными пропагандистских сводок. Сделано это, очевидно путём отнесения к числу больных всех раненых со сроками излечения в пределах одного месяца. Количество среднемесячных потерь больными в дневнике Гальдера летом 1941 года указано в 50 тыс. человек, а зимой 1942 года 60 тыс. человек. Это примерно соответствует таким потерям Красной армии в 1942-43 годах. Нет оснований считать, что в 1944 и 45 годах в немецкой армии потери больными были существенно выше, чем в советской. То есть количество больных в госпиталях среднемесячно на 1945 год должно быть 80-90 тыс. человек, не более 100 тысяч, а никак не 300 тысяч. Результатом этой фальсификации и стало то, что больных в госпиталях насчитали за войну 20,8 млн. человек, а раненых 8,7 млн. человек. Ведь средний срок излечения раненых 2,5 месяца. Соответственно, если записать все сроки излечения до 1 месяца в больные, то больных и будет в 2,5 раз больше, чем раненых. Хотя одновременно в госпиталях больных будет половина от числа лечившихся. Конечно, этот момент фальсификаторы видели, но исправить его им было сложно. 

Однако, понятно, что такое соотношение больных и раненых в истории войн не случалось со времён средневековья, но и тогда оно было лишь при наличии серьёзных внешних причин, эпидемий холеры, дизентерии или чумы. К тому же, такое количество больных должно вызывать и повышенную смертность от болезней, но по документам BA/MA RM 2/1355 и BA/MA RM 7/807 этого не наблюдается. Смертность от болезней, несчастных случаев и самоубийств не выше, в процентном отношении к числу убитых от действий противника, чем в советской армии в 1943-45 годах. В советской армии в 1941 и 42 годах по этой статье потери более высокие, но это объясняется не устоявшимися правилами учёта, кого считать погибшим от несчастного случая, а кого от действий противника. Это показывает, что число погибших от происшествий и болезней в немецких сводках так же делилось на 10. 

Несколько более высокая доля не боевых потерь в советской армии в 1941-42 годах по сравнению с последующими периодами не должна удивлять, правила учёта в начале войны ещё не устоялись. От принятых правил учета, вероятно, зависит и повышенная доля потерь пропавшими без вести в немецкой отчётности. Если сравнить соотношения потерь убитыми и пропавшими за 1944-45 годы советских войск по [2] и немецких по 10-ти дневным сводкам ОКХ за 1941-42 годы, когда потери пленными у сторон были минимальными, выяснится, что у советских войск пропадало около 10-12% от числа убитых, а у немецких более 20%. 

Число погибших от ран показано в сводке BA/MA RM 7/807 в разделе потерь по театрам действий и равно 289938 человек на 31.12.44 года. Умножим это число на 10 и получим настоящую цифру умерших от ран к тому времени 2899380 человек. А поскольку немецкая медицинская статистика определяет летальность в 10% от числа лечившихся, то умножим ещё раз на 10. Получим примерно ту цифру, которую статистики ФРГ озвучили в 1951 году как количество лечившихся в госпиталях 29,5 млн. человек ([1] стр. 465). Полмиллиона могли умереть в течении 1945 года, как видим все цифры сходятся довольно чётко, вот что означает хвалёная немецкая аккуратность. 

Следует понимать, что 20,8 млн. раненых и больных со сроками излечения до 1 месяца и 8,7 млн. раненых и больных со сроками излечения более 1 месяца, это количество людей прошедших через госпиталя. Но поскольку многие болели и были ранены по нескольку раз, то общая цифра случаев ранений и заболеваний была существенно выше. 

Рассмотрим этот момент в советской армии. По [2] стр. 55 и стр. 60 видно, что ранений на фронте 15,2 млн. случаев, заболеваний 3,1 млн. случаев вместе с обморожениями. Исходя из того, что треть из них являются повторными, получим 10 млн. раненых и 2 млн. заболевших. Тогда соотношение смертей на фронте к случаям ранений 1 к 3, к количеству раненых 1 к 2, а 1,1 млн. погибших от ран составят 10% к числу раненых, как и в немецкой армии. Но количество госпитализированных составило за войну 22 млн. человек, на 10 млн. больше. Авторы [2] объясняют это поступлением в госпиталя заболевших и раненых из не фронтовых частей, маршевых и партизанских формирований, формирований гражданских ведомств. Отсюда видно, что в не фронтовых частях за год в среднем каждый второй военнослужащий хоть раз побывал в госпитале, а на фронте болезней вызывавших госпитализацию было крайне мало. Как указывает в книге "Великая оболганная война", "Яуза", "Эксмо", 2005, на стр. 453, Игорь Пыхалов, в архиве ВММ МО СССР хранится свыше 20 млн. историй болезней и более 32 млн. карточек учёта поступивших в войну в госпиталя военнослужащих. То есть количество случаев ранений и заболеваний на треть превосходит число прошедших через госпиталя. Из них 18,3 млн. случаев заболеваний и ранений произошли в действующей армии, а 14 млн. в других частях армии. Следовательно, и у немцев на 29,5 млн. человек прошедших через госпиталя должно приходится около 45 млн. случаев ранений и заболеваний. А это примерно в 10 раз больше цифр указанных в [2]таблица 86 для немецкой армии (5 млн. за 1944 год и 4,2 млн. за январь 1945 года нарастающим итогом) и во столько же больше данных 10-ти дневных сводок ОКХ, где раненых 4708977 человек до 20.04.45 года. 

Поскольку в сводке BA/MA RM 7/807 число 289938 человек умерших от ран в госпиталях даётся отдельной строкой, то стоит рассмотреть её подробнее.
По сводке BA/MA RM 7/807 количество убитых в сухопутных силах на востоке 1094557 человек на 31.12.44 года, а в подекадных сводках ОКХ на эту дату 906901 человек убитых на советско-германском фронте. Разница 187656 человек. Если прибавить потери группы "Норвегия", разница будет ещё больше и составит 204284. Эта разница, вероятно, должна представлять собой не боевые потери умершими от болезней, несчастных случаев, приговоров судов и прочих. Но все не боевые потери сухопутных войск на западе и востоке равны 157482 человека. Явно 46802 приписаны из других статей или в сводках ОКХ вычищены из потерь убитыми. С учётом не боевых потерь на западе эта невязка составит около 60-70 тысяч. 

Таким образом, чтобы из числа убитых в сухопутных силах 1592799 человек по сводке BA/MA RM 7/807 получить реальную цифру потерь убитыми на конец 1944 года, надо из него вычесть все потери на западе, включая туда и нераспределённые по ТВД 17051 убитых и эрзацвойска. Это будет 191676 человек погибших на западе. Теперь надо умножить полученную цифру на 10. И опять прибавить потери на западе. Получится 14202906 человек. Вычитая погибших от ран с умножением его на 10, получим 11303526 человек. А по сводкам ОКХ должно быть 9176685 человек. Разница 2126841 человек. Эту разницу не объяснить потерями до 22.06.41 года. По данным военного дневника профессора Шрама цифра убитых будет ближе к данным 10-ти дневных сводок ОКХ. Понятно, что эти документы фальсифицировались разными людьми и в разное время. Причины расхождения кроются в желании составителей сводки BA/MA RM 7/807 увеличить потери убитыми на советско-германском фронте, чтобы сделать их правдоподобнее. Гальдер, когда фальсифицировал сводки ОКХ, уже был уверен в поддержке американского и европейского аппаратов пропаганды и меньше заботился о таком увеличении. Поэтому, убитых Гальдер переводил в пропавшие. 

Вместе с ВВС и ВМФ будет 14386996 человек убитых по сводке BA/MA RM 7/807. 

Санитарные потери по таблице 86 в [2] можно определить аналогично. Вычтем из 5026404 ранений на 31.12.44 года в сухопутных силах потери на западе всего, примерно, в 600000 и умножим на 10, тогда ранений будет учтено 44264040 вместе с заболеваниями. Это естественно больше числа лечившихся в госпиталях, поскольку многие попадали в госпиталь по два и более раз. Потери ранеными расшифрованные по 10-ти дневным сводкам ОКХ на этот период 35560794 случая. Здесь разница в 8703246 случаев может объясняться тем, что в подекадных сводках ОКХ из числа ранений исключены случаи заболеваний и ранений в не фронтовых частях, в армии резерва, внутренних районах и прочих гарнизонах. 

Наибольшие трудности у фальсификаторов вызвали потери пропавшими без вести. Эти потери так же пришлось делить на 10, и пока немецкая армия не стала терять большое количество людей пленными, всё было хорошо. Но, начиная с 2 квартала 1942 года, количество пропавших на восточном фронте по 10-ти дневным сводкам ОКХ начинает катастрофически отставать от числа взятых Красной армией пленных. И продолжало отставать всё больше до самого конца войны. Немецкие фальсификаторы не могли знать, сколько пленных взяла Красная армия в то или другое время, могли только предполагать. И они сделали два таких предположения. В 1 квартале 1943 года оставили неразделёнными на 10 пик на графике потерь пропавшими 227378 человек, а в 3 и 4 кварталах 1944 года 569946 человек. Всего 797324 человека. Это по 10-ти дневным сводкам ОКХ. По другим документам эти пики могут слегка отличаться, а по BA/MA RH 7/653 отличаются довольно сильно, но тоже просматриваются, хоть их там постарались размазать по разным месяцам поравномернее. В сводке BA/MA RM 7/807 количество пропавших в сухопутных силах 1609698 человек, что на 102344 меньше, чем в подекадных сводках ОКХ. Фальсификаторы старались сохранить правдоподобность. Но не знали как, поскольку не знали количества попавших в плен немцев. 

Таким образом, для определения потерь пропавшими на конец 1944 года по BA/MA RM 7/807 из итоговой цифры пропавших в сухопутной армии 1609698 человек, надо вычесть всех пропавших на западе примерно в 594558 человек. Это сумма потерь на западе из того же документа с прибавлением недоучёта 687 человек. И вычесть 797324 человека не подвергавшихся делению на 10, определённых выше по сводкам ОКХ. Полученную цифру следует умножить на 10, а потом прибавить к ней потери пропавшими на западе и ещё 797324 человека. Получится 3558009 человек пропавших без вести в сухопутных силах к 31.12.44 года, что на 1033502 человека меньше, чем по 10-ти дневным сводкам ОКХ. А всего по армии, с учётом лётчиков 148450 и моряков 100256 человек, будет 3806715 человек пропавших. Можно констатировать, что либо в сводке BA/MA RM 7/807 число пропавших занижено на 1 млн. человек, либо в сводках ОКХ завышено на столько же ещё до деления на 10. Выше я уже рассматривал, что количество пропавших без вести завышалось за счёт уменьшения убитых. В советский плен к тому моменту попало 1836996 человек военнослужащих стран оси по [2], таблица 90, а в англо-американский, вероятно, до 1 миллиона. 

Число уволенных из армии тоже фальсифицировали. Ведь по книге [2], таблице 89, в промышленность направлено 2 млн. человек и инвалидов 2,5 млн. человек. Это вполне логично, ведь по количеству инвалидов можно примерно определить число раненых и убитых. По BA/MA RM 7/807 применяя описанную мной методику, то есть, вычитая из 395357 уволенных в сухопутных силах потери на западе в 10% от числа раненых на западе, то есть 60000, и умножая на 10, а потом прибавляя вычтенное, получаем число 3413570 человек уволенных из сухопутных сил. Добавляя уволенных из ВВС и ВМФ, получим 3474949 человек уволенных по всей армии по здоровью. То есть 11,8% от числа побывавших в госпиталях. Или 7,9% от числа случаев ранений и заболеваний. Что примерно соответствует советской статистике потерь. 

Число не боевых потерь, от несчастных случаев, самоубийств, приговоров судов, болезней и прочие, тоже фальсифицировали. Было бы странно, если бы не боевые потери сравнялись по величине с боевыми. Но для многомиллионной армии, активно воюющей несколько лет, не боевые потери не могут быть 157482 человека в сухопутных силах. В процентном отношении к числу убитых эти потери похожи на аналогичные потери советской армии. Только эти потери потому и называются не боевыми, что зависят не столько от боёв, сколько от общего числа военнослужащих, условий жизни в поле, уровня медицины, количества и интенсивности использования опасных технических средств, соблюдения техники безопасности и подобных факторов. Здесь фальсификаторы не учли того, что при сравнимой численности армий и условий их жизни не боевые потери тоже должны быть сравнимы. Поэтому эту цифру также надо высчитывать описанным выше способом. Из 157482 надо вычесть потери на западе, но я их не знаю. Исходя из процентных соотношений в 10% к числу убитых, определю их в 20000 человек. Затем надо умножить на 10. Потом прибавить потери на западе. Не боевые потери составят к 31.12.44 года 1394820 человек в сухопутных силах и 1425773 человека по всей армии. 

Всего безвозвратные потери за время с 9.39 по 12.44 года по сводке BA/MA RM 7/807 составят 23094433 человека убитыми, умершими от ран, болезней, происшествий, пропавшими без вести и уволенными по здоровью. Из них около 3 млн. находились в плену, а ещё 3,5 млн. были уволены по здоровью. Погибших будет около 16,5 млн. человек. По подекадным сводкам ОКХ безвозвратные потери 13794512 человек без умерших от ран и уволенных. А также без погибших до 22.06.41 года и без потерь лётного и аэродромного персонала ВВС и плавсостава ВМФ. Из них пропавших 4,6 млн. человек против 3,5 млн. пропавших по сводке BA/MA RM 7/807. 

Конечно, фальшивки есть фальшивки, и никогда нет уверенности, что в них не приписана пара миллионов в ту или другую сторону. 

В настоящее время пользуются популярностью исследования Оверманса. По его данным погибших немцев было 5,3 млн. человек. Таблица с распределением этих потерь по месяцам войны есть на сайте http://ww2stats.com/index.html. Но, посмотрев на эту таблицу сразу можно сказать, что форма графика потерь не соответствует основным событиям войны и форме графика потерь советских войск тоже. Не соответствует динамике изменения соотношения сил на фронте, интенсивности боёв и вообще не соответствует физической сути описываемого процесса. Дело в том, что потери войск характеризуют не их слабость, а их силу. Вернее затраченное ими усилие. На графике потерь убитыми для советских войск максимум приходится на 1943 год. Именно тогда, в результате этого усилия, Красная армия закрепила за собой стратегическую инициативу, и советское руководство получило возможность не всё сразу направлять на фронт, а создавать крупные стратегические резервы в армии и народном хозяйстве. Например, в 1944 году стал строиться Владимирский тракторный завод, а решение о его строительстве принималось в 1943 году и ресурсы для этого выделялись тогда же. У немцев пик потерь по их фальсифицированным сводкам приходится на конец 1943 года, когда они предприняли самое своё мощное усилие по перехвату утраченной инициативы. После этого график немецких потерь непрерывно падает и военное усилие тоже. Это закон природы, больше сила, больше сопротивление (если оно не сломлено), больше потери. После 1943 года немцы уже не могли создавать стратегические резервы способные повлиять на фронтовую ситуацию. Их возможности падали, а с ними падали и потери убитыми, хотя потери пропавшими и пленными нарастали. А график Оверманса непрерывно нарастает, чуть ли не по экспоненте. Нет, в 1945 потеряли на 300 тыс. меньше, чем в 1944, но ведь за 4 месяца. Получается, что военное усилие Германии асимптотически стремится к бесконечности вместе с эффективностью Красной армии. Поскольку Красная армия это усилие успешно блокировала, неся всё меньше потерь. Глупость полная.
Оверманс прекрасно видит это несоответствие, поэтому намекает на то, что в составе определённых им потерь есть погибшие в плену. Иными словами он предлагает считать его график потерь графиком расстрела немецких военнопленных. Нет предела фашистской наглости.
В лучшем случае этот график описывает степень сохранности немецкой учётной документации. Использование данных Оверманса не представляется возможным ввиду их сомнительности. Возможно, после объективной критики его исследования в нём и нашлось бы рациональное зерно, но такой критики, как всегда с работами зарубежного происхождения, не проводилось. 

Сведём данные о немецких потерях из расшифрованных сводок ОКХ в таблицу. 

Таблица 4: 


Период войныПотери немцев убитымиПотери немцев раненымиПотери немцев пропавшими и пленнымиПотери другой стороны убитымиПотери другой стороны раненымиПотери другой стороны пропавшими и пленнымиСоотношение потерь убитымиСреднесуточные потери убитыми у немцевСреднесуточные потери убитыми у другой стороны
Польша с 1.09.39 по 5.10.39, всего 35 суток10572 [1]30322 [1]3409 [1]66300 [1]198000*500000 [1]0,163021894
Франция с 10.05.40 по 22.06.40 всего 42 суток27074 [1]111034 [5]18384 [5]Франц. 84000 [6], англ. 10000 [1], всего 94000Франц. 252000*, англ. 30000*, всего 282000Франц. 1547000 [6], англ. 40000 [1], всего 15870000,296452238
СССР с 22.06.41 по 31.12.41 всего 190 суток17372206213080358730465381 [2]1336147 [2]2335482 [2]3,791432449
СССР с 1.01.42 по 31.12.42 всего 365 суток226185084006305208701373616 [2]4111062 [2]1515221 [2]1,661973763
СССР с 1.01.43 по 31.12.43 всего 365 суток2552570976827012800881568708 [2]5545074 [2]367806 [2]1,669934298
СССР с 1.01.44 по 31.12.44 всего 365 суток25173701081681018633621212062 [2]5114750 [2]167563 [2]2,168973321
СССР с 1.01.45 по 9.05.45 всего 99 суток98512047218302519090557645 [2]2212690 [2]68637 [2]1,899515633
Запад с 22.06.41 по 9.05.45 всего 1384 суток2058097169151025577Англия 296984 США 192056 [1]всего 489040Англия 281500 США 607468 [1]всего 888968Англия 332468 США 167822 [1] всего 5002900,42149353
Всего потерь за 1461 суток1029758540778891758951058267521655499870419991,870483988



*Цифра определена расчётом, для раненых соотношение 1 к 3.
- Для советских войск вместо потерь ранеными приведены санитарные потери фронтовых частей.
- Потери английских войск в [1], стр. 227 по ТВД не распределены.
- Убитые в войсках США в [1], стр. 230 по театрам распределены, а раненые и пропавшие нет.

Явно видно в числе пропавших без вести с советской стороны в 1941 году 0,5 млн. убитых. Тогда соотношение потерь убитыми за 1941 год будет 1,8.
Поскольку кроме потерь пленными должны быть и потери убитыми при не выясненных обстоятельствах, по расчетам, приведённым выше можно определить число таких потерь в 2 млн. человек. Данные немецкой статистики подтверждают эту цифру погибших в числе пропавших без вести ([1], стр. 200). Согласно послевоенному опросу, только на территории ФРГ таких погибших числилось 1,9 млн. человек. 

Видно, что хотя безвозвратные потери (убитыми и пропавшими) примерно равны, но потери только убитыми у немцев более высокие. Становится понятным, почему Браухич и Гальдер оценивали боевые возможности немецкой пехоты по итогам польской компании, как слабые по сравнению со стандартами 1918 года. Видимо, немецкие генералы понимали свою слабость. Причиной бед они считали недостаток артиллерии в войсках и неправильное её использование в соединениях. Например, фон Бок в дневнике писал, на страницах посвящённых польской войне, что артиллерия должна двигаться не за дивизией, а впереди дивизии. Но он не написал о том, что артиллерия должна меньше двигаться и больше стрелять, ведь это вошло бы в противоречие с немецкой военной методикой. Количество артиллерии в войсках с сентября 1939 года по июнь 1941 года было увеличено более чем в три раза, с 19 тыс. до 61 тыс. стволов, в тоже время численность армии увеличилась всего в 2,5 раза. То есть, артиллерии стало больше, армия стала тяжелее, но значительную часть времени эта артиллерия проводила на колёсах. Также, из-за приверженности к манёвренным способам войны, не получили должного развития идеи централизации управления артиллерией и массирования артиллерии. А Красная армия, по довоенным представлениям, стремилась организовать удар накоротке, прежде всего артиллерийским наступлением, а при ударах в глубине недостаток артиллерии восполнить массированием бронетехники. Здесь тоже были свои изъяны, и в ходе войны обеим сторонам пришлось отказываться от простых схем и комбинировать сложные решения применительно к конкретным ситуациям. С этой работой советские военачальники справились лучше. 

Понятно, почему Рокоссовский утверждал, что немцы играют на слабостях противника. Понятно, почему Сталин говорил о том, что немецкая армия - лёгкая армия. Как только немецкая армия теряет инициативу, её безвозвратные потери начинают резко превышать безвозвратные потери противника, поскольку пленные перестают поступать. Владение инициативой становится залогом успеха войны. 

Теперь понятно, почему в дневнике фон Бока жалобы на выговоры Гитлера о малом количестве пленных в пограничном сражении, ведь именно количество пленных определяло быструю победу Германии. Гитлер это вполне понимал, а вот фон Бок, похоже, не понимал. Понятно, почему в дневниках Гальдера сведения о потерях с июля 1941 года появляются по нескольку раз в месяц, видимо Гитлер стал часто требовать их для доклада. Картина войны проясняется. Проясняется, каким образом СССР сумел оправиться от поражений и переломить ход войны. 

При анализе таблицы 4 получает подтверждение цифра среднемесячных безвозвратных потерь сухопутных сил Германии объявленная Кейтелем в 150-160 тыс. человек и вычисленная нами на её основе цифра таких потерь для всей немецкой армии в 187-246 тыс. человек. Ведь 7048 умножить на 30 дней, это будет 211440 человек, цифры согласуются между собой с хорошей точностью. Видно, что и соотношение потерь сторон убитыми по Кейтелю и из анализа официальных сообщений также совпало и равно 1,8 в пользу советских войск. 

Теперь возможно составить вариант баланса подобный таблице 89 из книги [2]

Таблица 5, в тысячах человек: 


Состояло на военной службе на 1.03.1939 года3214
Мобилизовано с 1.06.1939 по 30.04.1945 года30593
Всего призвано на службу33807
Оставалось к моменту капитуляции4800
Убитых, включая умерших от ран и болезней15813
Пленных7387
Инвалидов и уволенных в хозяйство3807
Погибших в числе пропавших2000



Количество призванных на службу в немецкую армию по оценкам таблицы 5 превышает данные книги [2] на 9 млн. человек. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий