Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

понедельник, 8 марта 2010 г.

Цитаты про аэродромы и самолёты

Аэродром Полки Удаленность от границы Кол-во самолетов

Тарново 129 ИАП 12 км МиГ-3 - 57 И-153 - 52
Долубово 126 ИАП 22 км(10) МиГ-3 - 50 И-16 - 23
Себурчин 41 ИАП 50км МиГ-3 - 56 И-153 - 52
В.-Мазовецк 124 ИАП 40 км МиГ-3 - 70 И-16 - 29
Борисовщизна 13 СБП 70 км Ар-2 - 22 СБ - 29
полевой аэродром М.Заводы 20 км И-15бис-70 И-153-70
Чунев (28 иап 15 сад) — в 15 км
Черновцы (149 иап 64 иад) — в 20 км




http://www.airwar.ru/history/av2ww/soviet/begin/begin.html
Из-за близости к границе в течение 22 июня аэродромы дивизии подвергались не только авианалетам, но и артиллерийскому обстрелу. К концу дня из 409 самолетов (И-153, И-16 и МиГ-3) в дивизии осталось только 62. Летчики 9-й СмАД сбили 85 самолетов противника.
http://i16fighter.narod.ru/ww2/ww2beg.htm
За три дня войны 162-й ИАП не потерял ни одного летчика. Однако к 25 июня, после двух дней бомбежки, аэродром был изуродован, взлетать с него стало невозможно. Поэтому был отдан приказ об уничтожении самолетов и отступлении из города в пешем строю. Так закончил боевые действия 162-й истребительный полк. Все свои И-16 потерял не из-за их устарелости или неопытности летчиков, а из-за физической невозможности летать с разрушенного аэродрома.
http://i16fighter.narod.ru/ww2/ww2beg.htm
Сделаем выводы. В первый день войны ВВС потеряли большое количество самолетов, в том числе и истребителей. Это произошло, в частности, из-за того, что аэродромы нашей авиации находились слишком близко к границе и в результате подверглись, помимо ударов авиации, артиллерийским налетам. Некоторые из площадок были захвачены немцами. Сыграла свою роль и потеря связи с командованием, и скученность самолетов, и отсутствие зенитной обороны мест базирования.
http://i16fighter.narod.ru/ww2/ww2beg.htm
Высокое мастерство и отвагу продемонстрировали пилоты 126-го ИАП (аэродром Долубово в 18 км от границы, истребители МиГ-3 и И-16).
http://www.airwar.ru/history/av2ww/soviet/22june/22june.html
129-й ИАП, вооруженный И-153 и МиГ-3, базировался в восьми километрах от границы у Тарново. К полудню на его поле выползли немецкие танки, но капитан Беркаль, правильно оценив ситуацию, перебазировал свой полк (вернее, его остатки) на основной аэродром под Белостоком.
http://www.airwar.ru/history/av2ww/soviet/22june/22june.html
В 66-м штурмовом авиаполку 15-й авиадивизии 6-й армии пилоты сочли воскресную тревогу учебной, прибыли на аэродром с опозданием. Результатом была одномоментная потеря 34 машин, более чем половины из 63 самолетов авиаполка. Пилоты 17-го истребительного авиаполка 14-й авиадивизии 5-й армии на выходные обычно уезжали к семьям в Ковель. Суббота 21 июня не стала исключением. Когда аэродром полка оказался под ударом немецких бомбардировщиков, организованного сопротивления они не встретили: "Противодействовать ударам бомбардировщиков мы не могли: летный состав находился в Ковеле у своих близких".
http://www.bibliotekar.ru/antisuvorov/9.htm
"Необходимо отметить при этом, что аэродромы, занимаемые авиацией в мирное время, противнику будут известны."
В 10-й смешанной авиадивизии (полоса 4-й Армии) в результате налетов авиации противника два авиаполка сразу же полностью потеряли всю материальную часть. 74-й штурмовой авиаполк подвергся не только авиационным налетам, но и артиллерийскому обстрелу , т.к. располагался всего в 14 км от государственной границы. Ворвавшиеся на аэродром немецкие танкисты обнаружили восемь сгоревших или слегка поврежденных Ил-2, которые еще не были известны их командованию.
http://www.idiot.vitebsk.net/i40/mart41_1.htm
По словам Сандалова Белов распорядился прикрыть аэродром Пружаны силами 123 ИАП, но вряд ли это получилось, т.к. в это время начался налет на сам Кобрин. Аэродром Стригово (Стрыгунец), где базировался 123 ИАП 10 САД, находился в 5 км северо-западней от Кобрина
http://www.gspo.ru/lofiversion/index.php/t635-100.html
 -----------------------------------
После первых ударов боеспособность сохранил только 123-й ИАП. Основным аэродромом полка был Именин, но довольно часто упоминается Стригово, что в нескольких километрах от границы. Возможно, там базировалась дежурная эскадрилья к-на Савченко. Еще одно звено во главе с зам. командира полка к-ном Можаевым находилось в засаде в 4 -5 км севернее Бреста. Как и два предыдущие полка, 123-й не имел зенитного прикрытия, но все же маскировка и рассредоточение позволили избежать полного разгрома. В предвоенных планах намечалось перевооружение полка на Як-1, но 20 новых машин бригада с саратовского авиазавода собрала только 19 июня. Параллельно сборке шло изучение новой техники. Руководитель бригады И.В. Кислов впоследствии вспоминал, что собранные ими Яки не имели вооружения, к тому же из тыла не завезли высокооктановое топливо. Поэтому полеты на них не производились. Однако это несколько противоречит показаниям комдива Белова. Он утверждал, что 21 июня пробные полеты на Як-1 совершили майор Б.Н.Сурин, к-н Можаев и инспектор дивизии. Кроме того, Б.Н.Сурин сделал на Яке один боевой вылет Й2 июня на разведку переправ через Буг.
http://www.airwar.ru/history/av2ww/soviet/22june/22june.html
Высокое мастерство и отвагу продемонстрировали пилоты 126-го ИАП (аэродром Долубово в 18 км от границы, истребители МиГ-3 и И-16)

129-й ИАП, вооруженный И-153 и МиГ-3, базировался в восьми километрах от границы у Тарново. К полудню на его поле выползли немецкие танки, но капитан Беркаль, правильно оценив ситуацию, перебазировал свой полк (вернее, его остатки) на основной аэродром под Белостоком

124-й, 126-й и 129-й ИАП входили в состав 9-й СмАД, которой командовал Герой Советского Союза генерал-майор С.Черных. Дивизия имела в своем составе и другие полки, причем не только истребительные. По архивным данным она сбила 85 самолетов противника. Эта дивизия, базировавшаяся на Белостокском выступе, - наиболее пострадавшее в тот день авиасоединение, передовые аэродромы которого подверглись не только непрерывным штурмовкам и бомбежкам, но также артиллерийскому и минометному обстрелу. Из 409 самолетов дивизии к вечеру уцелело лишь 62 машины.
---------------------------------
Чулков писал:

"Немцы нам этого месяца не предоставили. В результате наш полк вступил в войну, имея на вооружении лишь 11 танков "Т-26" (легких, тонкобронных), 3 бронеавтомобиля "БА-10" (на шасси грузовика трехосного "ГАЗ-ААА"), 30 автомобилей и 50 винтовок".

Рядом с военным городком, буквально в 300 м, был полевой аэродром 126-го авиационного полка, укомплектованного самолетами МиГ-3. В субботу, 21 июня, подполковник Г. П. Маслов назначил воентехника Чулкова дежурным по полку, а сам уехал в Брест встречать семью. Больше его в полку не видели. В 22:00 Чулков заступил на дежурство, а около четырех часов утра 22 июня он пошел проверить несение караульной службы.

"Стояла великолепная погода. Слышались последние соловьиные трели. На душе - ни малейшей тревоги. Но вот слух, а затем и взор привлекло звено самолетов какой-то непривычной конфигурации, появившееся над лесом почти на бреющем полете. В несколько секунд самолеты достигли нашего аэродрома, раздались взрывы. Высоко взметнулись языки пламени, дым, комья земли, какие-то обломки. Было ясно, что горят самолеты. Пока я доехал до расположения полка, над аэродромом отбомбились еще два звена. За ними еще летела стая крылатых разбойников".

В расположении полка все красноармейцы выбежали из казарм, глазея на небо, и лишь когда самолеты начали обстрел из пулеметов, попадали на землю. Воентехник подал команду: "В парк, к машинам! Заводить двигатели!" Экипажи танков, бронеавтомобилей и автомашин бросились выполнять приказ. Примерно через полчаса налеты прекратились, наши новейшие истребители превратились в груды горящих обломков.

В полк пришел капитанВВС и на вопрос, почему не подняли ни одного самолета, ответил: "Все летчики на выходной день уехали в Бельск, к семьям, а когда прибыли на аэродром, все самолеты уже сгорели".

http://www.fedy-diary.ru/?p=3034 -----------------------------------
ВВС ЮЗФ с 22.06 по 07.07. 1941 г. выполняли задачу по уничтожению прорвавшихся мотомехчастей противника, прикрывали железнодорожные узлы, населенные пункты, вели разведку и прикрывали отход своих войск. По неполным данным за 13 дней войны в воздушных боях нашей авиацией сбито свыше 300 самолетов противника. Частями ВВС фронта с 22 июня по 01 июля сего года потеряно 354 самолета, в том числе: на аэродромах (главным образом, 22.06) - 180, сбито зенитной артиллерией - 29, сбито в воздушном бою - 145. Помимо этого выведено временно из строя - 225, 60% этих самолетов восстановлено и участвуют в боях.

http://www.igstab.ru/materials/other/1941.htm

В результате больших потерь в ВВС фронта осталось очень малое количество матчасти. Всего самолетов в строю осталось 359, из них истребителей - 169, бомбардировщиков - 190, неисправных и находящихся в ремонте 209. Из общего количества потерь матчасти в воздушных боях больше всего падает на бомбардировочную авиацию, которая не всегда сопровождается истребителями - ввиду их малого количества".

В этом документе представляет интерес "бухгалтерский баланс" авиации округа: 359 боеспособных машин + 209 ремонтирующихся + 40% от 225 поврежденных + 354 сбитых и уничтоженных на земле в сумме составят 1012 самолетов или 27,2% реальной численности ВВС округа. Что же случилось с остальными двумя тысячами семьюстами самолетами?

Во всяком случае, никто их в воздухе не видел. Ни одну из перечисленных бригадным комиссаром задач авиация Округа не решила. 
-----------------------------------
Последствия первых ударов противника оказались для войск Северо-западного фронта катастрофическими. ВВС фронта за первые три дня войны потеряли 921 самолет (76% всего состава). Войска армий прикрытия начали беспорядочный отход. Неразбериха усугублялась тем, что вместе с войсками отходили до 60 тыс. строительных рабочих и гражданское население. Система управления была нарушена. Радиосвязь работала с перебоями из-за создаваемых противником помех. Почти полностью прекратился подвоз боеприпасов и горючего. Потеряв управление, командование фронта не смогло принять решительных мер по восстановлению положения и предотвращению отхода 8-й и 13-й армий. К вечеру 24 июня противник захватил Каунас и Вильнюс,

http://bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=85&Itemid=29
---------------------------------
Пилоты 17-го ИАП на выходные обычно уезжали к семьям в Ковель. Суббота 21 июня 1941 г. не стала исключением. Когда аэродром полка оказался под ударом немецких бомбардировщиков, организованного сопротивления они не встретили: «Противодействовать ударам бомбардировщиков мы не могли: летный состав находился в Ковеле у своих близких» (Архипенко Ф.Ф. Записки летчика-истребителя. М.: НПП «Дельта», 1999, С. 25).


Точные данные о потерях полков авиадивизии за 22 июня в документах не приводились, однако по донесению о боевом составе можно рассчитать разницу в числе боеготовых самолетов на вечер 21 и 22 июня. Так число боеготовых самолетов 46-го ИАП уменьшилось за день на 7 И-16 и 9 И-153, число боеготовых самолетов 17-го ИАП — на 18 И-153, 89-го ИАП — на 6 И-16 (ЦАМО РФ, ф.229, оп.181, д.33, л.25).


Согласно имеющимся документам с 22 по 24 июня 1941 г. 14-я авиадивизия потеряла 10 самолетов сбитыми в воздушном бою, 2 сбитых зенитками, уничтоженными на аэродроме 53 самолета, уничтоженными при отходе 5 самолетов и 42 оставленными на территории, занятой войсками противника.


Проспавший» утро 22 июня 17-й ИАП 14-й авиадивизии, базировавшийся на аэродроме Велицк, был добит только 25 июня: «...утром третьего дня прилетела дюжина истребителей Me-109. Стали в два круга: шесть самолетов с правым креном и шесть самолетов — с левым и проштурмовали, как на полигоне. Обстрелы были точные, уверенные, как по мишеням. В результате на аэродроме осталось 10 исправных И-153 и один МиГ-1, все остальные машины числом около 150 — были повреждены» (Архипенко Ф.Ф. Указ. соч., С.25).


Согласно ЖБД ВВС ЮЗФ всего с 25 по 27 июня 1941 г. 14-я авиадивизия потеряла 5 самолетов сбитыми в воздушном бою, 2 сбитых зенитками, 29 уничтоженными на аэродроме, 8 уничтоженными самими при отходе, 1 оставленным на территории противника и 10 разбитыми в катастрофах и авариях. Как мы видим, уровень потерь на аэродромах даже на третий — четвертый день оставался достаточно высоким.


За время боевых действий с 22.6 по 12.00 3.7.41 г. потери соединения распределились следующим образом:

а) уничтожено на земле противником при бомбометании на аэродроме — 75 самолетов.
б) сбито противником в воздушном бою и не вернулось на свой аэродром — 28 самолетов.
в) вышедшие из боя с повреждениями и требующие полевого ремонта — 15 самолетов.
г) поломано при посадках и взлетах во время боевой работы — 12 самолетов.
д) требующих ремонта в мастерских — 4 самолета.
е) оставлено на аэродромах — 12 самолетов.
Итого было потеряно 146 самолетов (ЦАМО РФ, ф.229, оп.181, д.10, л.185).


В итоге к 3 июля в частях дивизии осталось 44 самолета, из них исправными оставались 7 И-16 и 9 И-153. Вся матчасть была собрана в 89-м и 253-м полках, а 17-й и 46-й полки выводились в тыл для получения матчасти.


В результате целенаправленного воздействия с воздуха на советские аэродромы немцы смогли развить успех первого дня и увеличить потери ВВС КА на земле. Немало самолетов было сбито в воздухе и разбито в авариях. Поврежденные и не способные подняться в воздух самолеты волей-неволей пришлось оставлять — уже утром 25 июня немецкие танковые части вышли к аэродромам Млынов и Дубно, занимаемые 14-й авиадивизией. К концу приграничного сражения немцы вышли к аэродрому Колки, на котором базировался 89-й ИАП. Утром 22 июня на нем было 76 самолетов И-16 (5, 10 и 28 серии), включая 29 неисправных. Судьбу последних несложно себе представить (общие потери полка на аэродромах составили 40 машин). К началу июля авиадивизия полковника Зыканова потеряла почти все свои площадки, и ее остатки собрались на аэродроме Федоровка под Новоград-Волынским, где до войны формировался 253-й полк.


Итог первых дней боев был для 15-й авиадивизии малоутешительным. Потери авиасоединения за 22–24 июня 1941 г. составили 116 самолетов (в том числе 48 МиГ-3) из 236 имевшихся к началу боевых действий (в том числе 96 МиГ-3). В воздушных боях было сбито 11 самолетов, стали жертвами зениток 6 самолетов, не вернулись с боевого задания 25 самолетов, уничтожено на аэродромах 64 самолета, уничтожено самими при отходе 2 самолета, оставлено при отходе 4 самолета и были потеряны в результате аварий 4 самолета (ЦАМО РФ, ф.229, оп.181, д.47, л.31об).


К началу войны Юго-Западный фронт имел 2003 боевых самолета. На 30 июня 1941 г. в авиадивизиях фронта остался 871 самолет (ЦАМО РФ, ф.229, оп.181, д.33, л.23). Последняя цифра включает как боеготовые, так и небоеготовые самолеты, но не включает отданную Южному фронту 63-ю авиадивизию и 36-ю авиадивизию ПВО Киева. Это позволяет сделать следующие расчеты. Исключение из 2003 самолетов, имевшихся на 22 июня, 63-й и 36-й авиадивизий дает нам цифру 1789 самолетов. Вычтя из получившегося числа 871 самолет, оставшийся в составе авиадивизий фронта на 30 июня, мы выходим на цифру 918 боевых машин, потерянных с 22 по 30 июня. Это неплохо стыкуется с августовским докладом командующего ВВС ЮЗФ Астахова, в котором названа цифра 911 потерянных 22–30 июня самолетов (ЦАМО РФ, ф.229, оп.181, д.25, л.26).


Согласно журналу боевых действий ВВС ЮЗФ безвозвратные потери с 22 по 24 июня 1941 г. составили 448 самолетов. В это число вошли 234 самолета, уничтоженных на аэродромах, 116 сбитых и не вернувшихся с боевого задания, 31 сбитый зенитками и еще 31 оставленный или уничтоженный самими. Остальные потерянные самолеты были утрачены в авариях, катастрофах итп. Поскольку на 22 июня ВВС ЮЗФ насчитывали 2003 самолета, 234 потерянных на аэродроме это не «менее 10%», а около 12% убыли. Разница вроде бы небольшая, а осадочек остается. Соответственно общие потери ВВС ЮЗФ за три первых дня войны составили уже 22% первоначальной численности.


С 25 по 27 июня ВВС ЮЗФ было потеряно еще 173 самолета (в том числе 34 на аэродромах, 89 сбитыми и не вернувшимися с боевого задания) (ЦАМО РФ, ф.229, оп.181, д.47, л.77). Таким образом, с начала войны потери ВВС ЮЗФ составили уже 621 самолет т. е. 30% первоначальной численности. Причем эти потери затрагивали ядро авиации фронта. Так из 159 МиГ-3, имевшихся к началу войны, к 27 июня осталось 48 машин. Т.е. количество новейших истребителей, способных эффективно противостоять истребителям противника сократилось втрое.


Любопытно также сравнить советскую статистику потерь с данными противника. Заявка пилотов истребительной эскадры JG3 на уничтоженные в воздухе советские самолеты в период 22–27 июня составляет 182 штуки. С советскими данными о потерях в воздушных боях цифры заявок истребителей Люфтваффе в этот период, как мы видим, стыкуются хорошо. Часть не вернувшихся с боевого задания могла быть сбита зенитками или же совершить вынужденную посадку. Соответственно цифру 182 можно принять как базовую для потерь ВВС ЮЗФ в воздухе 22–27 июня. Отмечу также любопытный эффект: выигрывающая воздушную войну сторона, чаще всего, почти не завышает свои успехи. Это хорошо видно по дебюту Су-2 на Юго-Западном фронте. Число проходящих по донесению советской стороны сбитых Су-2 практически один в один совпадает с числом заявленных немцами V-11 (так поначалу называли Су-2 немцы).


Картина воздушной войны в Приграничном сражении вырисовывается вполне однозначно: большие потери на аэродромах в первые дни, последовавшие за этим большие потери в воздухе (при сохранении результативных выпадов по аэродромам) и добивающим ударом стал отход, заставивший массово бросать поврежденную технику.

За первый день войны ВВС ЗапОВО потеряли 538 самолетов. В последующие дни июня темпы потерь были ниже, но к концу месяца набежала вполне сравнимая с оглушительным ударом первого дня цифра. Просто за счет того, что потери суммировались за протяженный период времени. В период с 23 по 30 июня 1941 г. ВВС Западного фронта лишились на земле и в воздухе 623 самолетов. Общие потери авиации Д.Г.Павлова за июнь 1941 г., таким образом, составили больше тысячи ста боевых машин.


Согласно данным, приведенным в отчете штаба фронта 22 июня 1941 г. ВВС ЗФ потеряли от ударов по аэродромам 528 самолетов. 23 июня на аэродромах было уничтожено 63 самолета, а за последующие семь дней июня —97 самолетов (ЦАМО РФ, ф.208, оп. 2589, д.91, л.102). Таким образом, можно оценить потери ВВС Западного фронта на аэродромах в период с 22 по 24 июня 1941 г. в 600 самолетов.


В частности в ЗапОВО командующий ВВС округа Копец по опыту Испании выдвигал аэродромы истребительной авиации вперед, в КОВО ни Астаховым, ни Птухиным это не практиковалось. Также белостокский выступ «простреливался» авиацией противника с севера и юга, а львовский — только с севера. Т.е. для удара по аэродромам в южной части львовского выступа немцам нужно было его пересекать с юга на север.


Как и в КОВО, фундамент будущей катастрофы был заложен строительством бетонных взлетно-посадочных полос. Формально аэродромная сеть ЗапОВО включала 230 аэродромов, в том числе 180 аэродромов для современной скоростной авиации. Понятно, что все эти аэродромы атаковать было невозможно. Однако по состоянию на 22 июня авиачасти ЗапОВО не были размазаны по 230(или даже 180) аэродромам. Ну зачем, например, 22 июня сажать истребители в Быхове. При этом авиарайон, в который входил Быхов включал 63 аэродрома. Ситуация же с аэродромной сетью у границы была достаточно напряженной. Еще по итогам инспекторской проверки аэродромов округа в апреле 1941 г. было сказано: «На летний период будет временно выведено из строя 61 аэродром, на которых намечено строительство взлетно-посадочных полос, в том числе 16 основных аэродромов, на которых сосредоточены запасы частей округа. В западной Белоруссии (западнее меридиана Минск) из 68 аэродромов под строительство полос занимается 47 аэродромов, из них 37 полос строится на существующих аэродромах, 13 аэродромов занимаются для работы на летний период (лагеря) и остаются свободными 18 аэродромов» (ЦАМО РФ, ф.35, оп.11285, д.130, л.129).


«Несмотря на предупреждения о том, чтобы ВВП строить не сразу на всех аэродромах все же 60 ВПП начали строиться сразу. При этом сроки строительства не выдерживались, много строительных материалов было нагромождено на летных полях вследствие чего аэродромы были фактически выведены из строя. В результате такого строительства аэродромов в первые дни войны маневрирование авиации было очень сужено и части оказывались под ударом противника» (ЦАМО РФ, ф.208, оп.2589, д.92, л.10).


Задача немецкого 2-го воздушного флота была куда проще, чем атака абстрактных 230 аэродромов. 22 июня немцы смогли не только атаковать основные аэродромы ВВС ЗапОВО, но и ударить по пустым площадкам. Нападению подверглись не занятые советской авиацией аэродромы Лида, Пружаны, Волковысск, Жабчицы.


Между тем в документах приводится хронология налетов на аэродромы 33-го ИАП: «в 4.10 одного Хе-111, в 5.30 15 Хе-111, в 8.40 и 9.15 9-ки Ме-109» (ЦАМО РФ, ф.ЗФ, оп.2589, д.91, л.102). Т.е. четыре налета, в ходе которых «была полностью уничтожена на земле матчасть 33-го ИАП в составе 44 самолетов»


http://actualhistory.ru/polemics-isaev-antisolonin1
 ----------------------------------
В 4 часа 15 минут утра 22 июня 1941 года тишину по всему фронту разорвали артиллерийские выстрелы. Одновременно с артподготовкой начался налет Люфтваффе на советские приграничные аэродромы — такого массированного налета еще не было в мировой военной истории. Немецкие самолеты разгромили 66 полевых аэродромов советских ВВС, на которых буквально крылом к крылу стояли стянутые к границе и даже не закамуфлированные самолеты. Генерал Франц Гальдер сообщил в OKW (Штаб Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии), что к 12.00 за первое утро боевых действий немецкие летчики уничтожили свыше 800 советских самолетов. К концу 22 июня эта цифра возросла до 1811 (1489 самолетов были уничтожено на земле и 322 сбиты в воздухе). К вечеру 23 июня количество уничтоженных советских самолетов увеличилось еще на 1000. При этом сами немцы потеряли всего около 150 самолетов. По приказу Геринга эти цифры были уточнены, и при подсчете было обнаружено еще 300 уничтоженных советских самолетов. В первый период войны немцы действительно имели полное господство в воздухе.

http://kastal.ru/war/voinavostok/index.html
----------------------------------
В первые дни боев особенно большие потери были в авиации. Основная причина потерь — сверхскученность боевой техники. По требованию устава на полевом аэродроме возможно размещение не более полка, но для скоростных самолетов необходимо было удлинять взлетно-посадочные полосы. Создавалась новая аэродромная сеть. Боевые самолеты размещались на полевых и гражданских аэродромах скученно, в два-три ряда. К июню 1941 года в связи с единовременной реконструкцией большей части аэродромной сети (со сроками окончания работ ко второй половине июля) на аэродромах сосредоточились до 1-1,5 авиадивизий. Все аэродромы располагались в приграничной полосе в досягаемости немецкой авиации (Каунас, южнее Гродно, западнее Белостока, западнее Луцка, южнее Львова, западнее Минска и т.д.).

Подготовку промышленности к войне можно рассмотреть на примере авиапромышленности. К 1937 году парк самолетов увеличился до 8139. В феврале 1939 года на совещании руководства страны было принято решение начать строительство и реконструкцию 9 действующих самолетостроительных и 6 новых авиамоторных заводов. Весь комплекс мероприятий планировалось завершить до мая-июня 1941 года. С 13 мая 1940 эта промышленность по требованию Наркома обороны Тимошенко и Начальника Генерального штаба РККА Шапошникова была переведена на положение военного времени, и к июню парк ВВС насчитывал 15990 самолетов, из которых 9917 (без авиации ПВО) находились на западном направлении. Из них 7133 — в военных округах, 1445 — в действующих флотах, 1339 — самолеты дальней бомбардировочной авиации — 1, 2, 3, 4 дальнебомбардировочные авиакорпуса. В процентном отношении они имели 59% истребителей, 31% бомбардировщиков, 4,5% — штурмовиков, 5,5% разведчиков. Против 1820 боевых самолетов Германии, из которых 1160 — бомбардировщики и штурмовики, плюс 770 самолетов союзников, при общем парке самолетов Германских ВВС — 3836. Т.е. соотношение по общему парку 4,5:1 в пользу советской стороны.

В первый день боев было потеряно 1811 самолетов, из них на земле — 1489, а через неделю боев ВВС Западного фронта насчитывали 120 самолетов. За первую половину 1941 года вся авиация СССР потеряла 21300 самолетов, из которых 12000 новых типов, а Германия за это же время — 3945. Соотношение убыли советских самолетов с германскими потерями — 5:1. Поэтому можно говорить о бессмысленности титанических усилий по развитию авиапромышленности. Все количественные и качественные преимущества были утеряны сразу, начинать пришлось заново.
http://www.zlev.ru/83_48.htm

Несмотря на два года войны Германии в Европе советское командование оставалось в плену старых догм и ничуть не сомневалось в том, что крупному наступлению будет предшествовать 10-15-дневный период, в течение которого можно будет изменить положение.
--------------------------------------
Впрочем, нередко были случаи подобные тому, который произошел в первые дни войны в Прибалтике. В полосе Прибалтийского военного округа противник атаковал 11 советских аэродромов. Первые бомбы на порт Ли-бава и аэродром 148-го ИАП, которым командовал майор Зайцев, упали в 3 часа 57 минут. Однако командир 6-й СмАД И.Л.Федоров отдать приказ на отпор агрессору не решился. Не последовало его и после второго налета. Инициативу взяли на себя рядовые пилоты, а комиссар Головачев изложил ее командованию. Но и после этого ничего не изменилось (Рытов А. Г. «Рыцари пятого океана», М., Воениздат, 1968 г.). Боязнь ослушаться приказа Сталина и «дать повод агрессору» подавляла здравый рассудок. Это была одна из причин того, что авиационная группировка, численно почти вдвое превосходившая противника, позволила ему завоевать полное господство в воздухе.

http://www.airpages.ru/dc/hist_1.shtml

 ---------------------------------------



В 66-м штурмовом авиаполку 15-й авиадивизии 6-й армии пилоты сочли воскресную тревогу учебной, прибыли на аэродром с опозданием. Результатом была одномоментная потеря 34 машин, более чем половины из 63 самолетов авиаполка. Пилоты 17-го истребительного авиаполка 14-й авиадивизии 5-й армии на выходные обычно уезжали к семьям в Ковель. Суббота 21 июня не стала исключением. Когда аэродром полка оказался под ударом немецких бомбардировщиков, организованного сопротивления они не встретили: "Противодействовать ударам бомбардировщиков мы не могли: летный состав находился в Ковеле у своих близких". [6- С.25]

http://bibliotekar.ru/antisuvorov/9.htm

Однако одной из характерных черт воздействия немецкой авиации на советские аэродромы была последовательность, упорство в достижении поставленной задачи. Советские аэродромы методично обрабатывались в течение всего дня 22 июня 1941 г., немецкие летчики сумели организовать безостановочный конвейер ударов. И этот расчет оказался правильным, плана рассредоточения у ВВС РККА попросту не было. Не было и технической возможности сменить вскрытую немецкой разведкой систему базирования советских ВВС. Дело в том, что весной 1941 г. на аэродромах военно-воздушных сил Красной Армии было развернуто строительство бетонных взлетно-посадочных полос. Вследствие этого значительная часть аэродромов по состоянию на 22 июня 1941 г. для производства полетов была непригодна. Большинство летных частей запасных аэродромов не имели и оставались на ранее занимаемых площадках. Об опасности такого подхода предупреждали военные теоретики еще до войны: "Необходимо отметить при этом, что аэродромы, занимаемые авиацией в мирное время, противнику будут известны. Они должны быть покинуты, как только обозначится возможность неприятельского налета на них...". [7- С.56] Даже перебазирование не всегда спасало. Например, относительно безболезненно переживший первый удар 122-й истребительный авиаполк перелетел на аэродром Лида, но вскоре и по этой авиабазе немецкие бомбардировщики нанесли удар. Много стоявших на земле самолетов загорелось. Поэтому уничтожение значительной части самолетного парка на аэродромах было просто делом времени. Если не удавалось добиться решительного результата в первом налете, успех немецким летчикам приносил второй, третий, а иногда и десятый авиаудар.
-------------------------------------
Из воспоминаний начальника кафедры тактики ВВИА им. Жуковского, Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта авиации Сергея Федоровича Долгушина, встретившего войну младшим лейтенантом в 122‑м истребительном авиационном полку (ИАП) непосредственно на границе, в полосе ЗАПОВО: «…Накануне войны я служил на аэродроме, расположенном в 17 км от границы. В субботу 21 июня 1941 г. прилетел к нам командующий округом генерал армии Павлов, командующий ВВС округа генерал Копец… Нас с Макаровым послали на воздушную разведку. На немецком аэродроме до этого дня было всего 30 самолетов. Это мы проверяли неоднократно, но в этот день оказалось, что туда было переброшено еще более 200 немецких самолетов…».

* * *

Небольшой комментарий. Проще говоря, срочно проведенной в присутствии двух главных ответственных за боеготовность округа и его ВВС лиц воздушной разведкой была четко зафиксирована исключительная опасность, нависшая над СССР и, в частности, над ЗАПОВО. Ведь взрывное, более чем семикратное увеличение числа вражеских самолетов на приграничном аэродроме противника означало его полную готовность к нападению на Советский Союз в ближайшие же часы! Тем более что эти данные строго укладывались и в рамки директивы Генштаба от 18 июня 1941 г. о реальности нападения в ближайшие же дни, в связи с чем и был отдан приказ о приведении всех войск всех приграничных округов в полную боевую готовность.

Как вы думаете, что же сделал командующий ЗАПОВО генерал Павлов? При наличии-то таких данных и такого приказа из ГШ? А вот что: «Часов в 18 поступил приказ командующего снять с самолетов оружие и боеприпасы. Приказ есть приказ - оружие мы сняли. Но ящики с боеприпасами оставили. 22 июня в 2 часа 30 минут объявили тревогу, и пришлось нам вместо того, чтобы взлетать и прикрывать аэродром, в срочном порядке пушки и пулеметы на самолеты устанавливать. Наше звено первым установило пушки, и тут появились 15 вражеских самолетов…». Вы только вдумайтесь, что же за приказ был отдан! В особо угрожаемый период, при наличии неопровержимых данных о том, что вот-вот с непрошеным «визитом» нагрянут нацистские супостаты, летчикам базирующегося всего в 17 км от границы истребительного авиаполка приказывается снять с самолетов оружие и боеприпасы! И кем? Командующими ВВС округа и самим ЗАПОВО генералами Копец и Павловым! Ни тот ни другой друг без друга такой приказ отдать не могли - он был четко согласован между ними! Надеюсь, теперь будет понятно, почему в первые же минуты агрессии летчикам - тем, что успели взлететь, - пришлось идти на тараны в целях защиты своей Родины - самый первый таран состоялся в 4 ч. 15 мин. утра 22 июня! Ведь у них на борту не было ни оружия, ни боеприпасов. По приказу двух командующих!

http://delostalina.ru/?p=742
---------------------------------
=====================
http://rkka1941.blogspot.com/

Комментариев нет:

Отправить комментарий