Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

среда, 24 марта 2010 г.

НУРИДЖАНЯН СОС ВЕНИАМИНОВИЧ

НУРИДЖАНЯН СОС ВЕНИАМИНОВИЧ
(1920 - 1968)

Родился в селе Вачаган Кафанского района Армянской ССР. В 1939 году был призван на военную
службу. В июне 1941 года он старший сержант, помощник командира взвода первого батальона
84-го стрелкового полка.
С. Б. Нуриджанян отважно сражался у Холмских ворот Цитадели. В одном из жарких боев был
тяжело ранен в голову. Товарищи перенесли его в подвал казармы. Он часто терял сознание...
Очнулся в фашистской неволе.
В октябре 1941 года вместе с товарищами С. Б. Нуриджанян бежал из лагеря военнопленных под
Брестом, перешел линию фронта и снова воевал. Ему были присущи смелость, горячность, он не
боялся риска, всегда рвался вперед. Под Севастополем опять был тяжело ранен и снова попал в
руки врага. В июне 1944 года С. Б. Нуриджанян бежал с группой товарищей из лагеря, который
находился во Франции. Вскоре они влились в ряды французского движения Сопротивления маки.
Вдали от Родины бывшие советские военнопленные создают Первый советский партизанский
полк, в котором храбро сражался Сое Нуриджанян О его боевых заслугах в 1944 году писала газета
-"Юманите", поместив портрет на первой странице. За участие в освобождении Франции герой был
награжден двумя французскими орденами и медалью. За мужество и отвагу, проявленные при
обороне Брестской крепости, орденом Отечественной войны II степени.
__________________________________________________________________________________

Героическая оборона
Составители: М.И. Глязер, Г.И. Олехнович, Т.М. Ходцева, Л.В. Киселёва
Государственное издательство БССР
Редакция социально-экономической литературы
Минск, 1963


В ТЕ ДНИ

НУРИДЖАНЯН СОС ВЕНИАМИНОВИЧ, сержант, помощник командира взвода 5-й роты 84-го
стрелкового полка.
Сражался у Холмских ворот и в здании Инженерной казармы. 16 июля был схвачен фашистами.
Осенью 1941 г. вместе с Матевосяном, Хлебниковым, Левипским, Кузнецовым, Агагуляном
совершил побег из лагеря военнопленных в районе г. Бреста. 27 декабря 1941 г., перейдя по
льду Азовское море, прибыл в г. Ейск. В составе 142-й стрелковой дивизии участвовал в
обороне Севастополя. Контуженный был пленен вторично. В 1943 г. бежал. Сражался в рядах
1-го Советского партизанского полка во Франции.
Награжден орденом Отечественной войны II степени и тремя французскими боевыми
наградами.
Ныне живет и работает в г. Ереване.

В ту последнюю предвоенную субботу я вернулся в крепость около 10 часов вечера. Вместе с
другими бойцами-спортсменами мы готовились на городском стадионе к участию в физкультурном
параде в Минске. После ужина товарищи мои легли спать, а я сел писать письма родителям,
любимой девушке. Когда дописывал последние строчки письма, во дворе взорвалась первая
бомба, затем последовали частые взрывы. Мы бросились к выходу из казармы. Бежавший первым
замполит 8-й роты был убит в дверях. Оказалось, что в крепости появилась уже диверсионная
группа. С ручным пулеметом я выскочил через окно столовой; за мной последовали Абдуллаев
Даниель и другие товарищи. В воронке от авиабомбы мы обнаружили двух вражеских
пулеметчиков. Одного убили, а другой при попытке удрать попал в нечистотную яму. Под
руководством полкового комиссара Фомина бойцы заняли позиции для обороны. Я с пулеметом
контролировал дорогу, идущую от госпиталя к Холмским воротам.
Вечером мы подсчитали потери: несколько человек было убито. Младший сержант Бабаларян, мы
его звали «комиссар», и другие были ранены. Некоторые остались под развалинами.
Фашисты снова начали атаковать. Неудачно. Тогда они выдвинули вперед орудия и стали стрелять
прямой наводкой. В полдень 23 июня к нам перебрался плененный гитлеровцами красноармеец,
которого они послали с предложением сдаться в плен. Получив отказ, противник предпринял
третью атаку. Одновременно около 30 немцев, вооруженных взрывчаткой, укрылось под мостом.
Мы не стреляли. Диверсанты вышли из-под моста, поднялись на берег. Когда они были метрах в
10-15 от нас, мы открыли перекрестный огонь. Только пяти фашистам удалось спрыгнуть в реку.
Там они и нашли свою могилу. В конце второго дня во время атаки фашисты погнали впереди себя
вольнонаемных, больных и раненых, захваченных в госпитале, женщин и детей. Спрятавшись за
этим живым «барьером», гитлеровцы продвигались вперед. Мы подпустили их к мосту. Стали
слышны возгласы наших людей: «Стреляйте, не щадите нас!»
- Ложись! - крикнул Бабаларян в ответ.
Увидев, что шедшие впереди немцев полегли, мы открыли огонь...
...Матевосян оказался хорошим «охотником». Вовремя объезда участков на бронемашине он
пленил фашистского офицера.
Бойцы со снайперскими винтовками охотились за немцами, видневшимися в кустарниках.
Ночью 26 июня фашисты установили метрах в 100 от нас 3 орудия и на рассвете открыли огонь
прямой наводкой. Снаряды попадали в стены, но особого вреда не причиняли. Один снаряд
влетел через окно, ударился о противоположную стену, и казарма заполнилась слезоточивыми
газами. Противогазов у нас не было, если не считать нескольких учебных.
...28-го все вспоминали предыдущую субботу и крепость с ее полноценной мирной жизнью.
В воскресенье фашисты приблизились к нашим позициям на бронемашине и по радиоусилителю
передавали «последние известия» на русском языке. После этого последовала музыка, затем они
кричали, что уже приближаются к Москве, предложили нам сдаваться. В ответ мы открыли огонь.
...Положение создалось тяжелое. Из группы защитников, которая находилась у ворот, ведущих на
дорогу к госпиталю, сообщили, что там бои прекратились, и часть людей оттуда перешла в Белый
дворец. Перед вечером в развалинах Белого дворца поймали вражеского радиста.
Мы обосновались в Белом дворце и в казарме саперного батальона. Нас менее 100 человек, а
занимали мы большой оборонительный рубеж. Враг постепенно захватывал отсек за отсеком.
Немцы появились под окнами. Вдруг в помещение через окно влетела граната. Я моментально
схватил ее и выбросил обратно. За первой следует вторая граната... седьмая. Одна из гранат
взорвалась у пулемета и вывела его из строя. Был ранен я, Мхитар (рядовой М.А. Нуриджанян,
погиб) и курсант Антонов.
Из пулемета, находившегося в углу каземата, я начал косить немцев. Кровь заливала глаза. Меня
заменили у пулемета. После перевязки вернулся на позицию. «Из соседних подвалов не слышны
голоса, наверное, всех убили», - сказал Абдуллаев.
2 июля в поисках воды погибло 5 бойцов; мы вынуждены рыть колодец в подвале казармы. Его
вырыли за две ночи. Это было радостным событием. На рассвете пошел в разведку старший
сержант помощник командира взвода разведки и с ним один боец. Вскоре боец принес новые
данные о противнике, а старший сержант продолжал вести наблюдение. Целый день он сообщал
нам о всех изменениях на вражеской позиции. К вечеру дал знать, что его заметили, но он остался
там до конца и дрался до последнего патрона. Мы слышали густой автоматный огонь врага и
ответные отдельные очереди старшего сержанта...
4 июля к нам присоединились 12 человек из соседнего полка. Пользуясь затишьем, Тангин
Мартиросян (рядовой Т.В. Мартиросян, погиб) подсчитал людей. Выяснилось, что нас осталось 62
человека, включая раненых. Из нашего взвода осталось семеро, все раненые. Чтобы поднять
ребят, я начал рассказывать анекдот. Это оживило всех. Появились и другие рассказчики.
Утром 5-го перед нашими позициями появился старший сержант с завязанными веревкой руками.
Конец веревки находился на противоположной стороне у немцев. Лицо, шея сержанта залиты
кровью. Когда он приблизился к нам, мы увидели, что у него обрезаны уши, на лбу вырезана
звезда. Старший сержант крикнул: «Братцы, расстреляйте». Мы стали стрелять по веревке и
перебили ее. Он побежал к нам, но враги открыли пулеметный огонь и... убили сержанта. Все мы,
словно по команде, сняли головные уборы.
6 июля рухнуло здание, где мы находились. Наверно враг минировал его и взрывал. Многие
остались под развалинами. Это было как бы большое братское кладбище. Только семь человек
осталось в живых, если не считать тяжелораненых, которые лежали в подвале.
Когда мы вышли, из-под развалин слышали стоны тех, кто остался там навечно. Пробираясь мимо
огромной глыбы от здания, я услышал голос: «Убейте меня, умираю...» Узнал голос Месропяна
Айказа. Попытался вытащить его из-под глыбы, но не смог.
Три дня фашисты не появлялись. Видимо, надеялись, что живых людей не осталось. К вечеру
третьего дня фашистский офицер с подчиненными приблизились к развалинам. Мы семеро почти
одновременно открыли мстительный огонь по этой группе из 13 гитлеровцев и всех уничтожили. С
пятью автоматами и двумя пулеметами мы отгоняли немцев от нашего «братского кладбища».
Немцы искали вход в наш подвал. Найдя его, бросили гранату, потом пустили длинную автоматную
очередь. Мы не отвечали. Трое из них решили спуститься вниз. Мы их скосили. Васильев из 333-го
полка подошел к трупам немцев, вывернул карманы, нашел три куска хлеба и две пачки конфет,
похожих на таблетки. Мы разделили эти трофеи. Из соседних подвалов слышны были выстрелы.
Это стреляли наши раненые.
Числа четырнадцатого вышли из подвала, как говорил Васильев, на «охоту». Спрятались в
развалинах и ждали появления фашистов. По дороге, напротив нас, к Цитадели двигался
вражеский взвод. Мы открыли огонь. Сколько осталось у них живых - мы не выяснили, так как
недалеко от нас, в развалинах, спрятался не замеченный нами немец и забросал нас тремя
гранатами. Двое из наших товарищей погибли. Их тела мы отнесли в подвал, откуда и сами больше
не смогли выйти.
От голода и жажды мы все очень ослабли. Едва передвигались, держась за стены. Вечером
решили: ночью пойдем за водой и в соседний подвал на поиски еды. Но это не осуществилось.
Когда мы проснулись, увидели, что окружены немцами. Они направили на нас дула автоматов...
ОФ МГОБК, оп. 84, д. 86, лл. 3-2.

http://www.fire-of-war.ru/Brest-fortress/p951.htm

=============================
http://rkka1941.blogspot.com/

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.