Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

пятница, 26 марта 2010 г.

ЗАЙЦЕВ ВАСИЛИЙ КУЗЬМИЧ

Зайцев Василий Кузьмич
___________________________________________________________________________________

Героическая оборона
Составители: М.И. Глязер, Г.И. Олехнович, Т.М. Ходцева, Л.В. Киселёва
Государственное издательство БССР
Редакция социально-экономической литературы
Минск, 1963

В КОЛЬЦЕ ВРАГОВ

ЗАЙЦЕВ ВАСИЛИЙ КУЗЬМИЧ, сержант, помощник командира взвода 2-й роты 333-го стрелкового
полка.
Сражался у Восточных ворот Кобринского укрепления. Раненый был пленен 3 июля 1941 года.
Находился в лагерях военнопленных: Бяла-Подляска, Южный городок (Брест), Холм. В 1944 году
после побега из плена служил в рядах Советской Армии, участвовал в освобождении Варшавы,
Познани, в штурме Берлина.
В настоящее время работает в колхозе имени Горького, Краснодарского края.
Награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды и тремя медалями.

Отца своего я не помню, он погиб в гражданскую войну. Меня воспитывал отчим, партизан
гражданской войны Василий Егорович Буравлев. В нашей семье рос еще один мальчик-сирота, сын
командира Красной гвардии Иван Губенко, погибший в Отечественную войну при освобождении
Ростова-на-Дону.
Жили мы бедно. Поэтому отчим с матерью решили дать образование Ивану, поскольку у него совсем
не было родных. Я после пяти классов пошел работать в колхоз, а Иван, закончив девятилетку,
поступил в военное училище.
Вскоре меня призвали в ряды Красной Армии. Так попал я в Брестскую крепость.
14 июня наша рота вышла в укрепрайон, а 19 июня германский самолет в четвертом часу дня
нарушил границу как раз там, где мы рыли противотанковые рвы. Как только в воздух поднялись
наши истребители, самолет дал очередь и скрылся.
Я был ранен в руку, и в тот же день меня отправили в санчасть полка, в крепость.
21 июня вечером при заходе солнца над крепостью вновь появился германский самолет. Он летел
так низко, что была видна черная свастика на хвосте. Сделав два круга, он улетел в свою сторону.
Стало темнеть. Я лег в постель, оставив открытым окно, выходившее как раз в сторону границы.
И вдруг раздался сильный грохот. Спросонья подумал, что это гром, и хотел закрыть окно, но не
успел поднять даже голову, как вновь раздался взрыв и обрушился простенок. Товарищи, лежавшие
там, погибли, а я очутился на полу.
Сомнений больше не оставалось - война. Отдышавшись, я выскочил в проходную. Хотел спуститься
вниз, но мне навстречу попался старшина санчасти Воронин. Он сказал, что во двор полка выйти
нельзя, снаряды ложатся один за другим. Тогда я открыл окно туалета и прыгнул вниз со второго
этажа. Старшина и еще один солдат последовали за мной. Мы бросились к Восточным воротам.
Вокруг беспрерывно свистели бомбы, сыпались осколки и пули.
23 июня, взбешенные нашим сопротивлением, враги подогнали к воротам танк и начали
обстреливать укрепление. Но как только танк подкатил вплотную к воротам, навстречу ему со связкой
гранат выскочил какой-то лейтенант, казах по национальности. Не прошло и нескольких минут, как
стальная громадина загорелась. Но смельчак жил недолго - его ранило осколком в голову. Мы
втащили лейтенанта в каземат, и вскоре он скончался.
26 июня, после сильнейшей артиллерийской подготовки, фашисты прорвались на нашем участке,
завязался жестокий рукопашный бой. Враг отступил. Вечером этого же дня к нам вновь подошли
фашистские танки и стали в упор расстреливать обороняющихся. Целую ночь по территории крепости
раздавалось русское «ура». Это защитники то там, то здесь отбивали яростные атаки.
Гитлеровцы беспрерывно вели огонь по казематам, подвалам, пускали слезоточивые газы.
Вражеские снайперы специально охотились за теми, кто пытался наладить какую-нибудь связь или
достать воды; 28 июня из нашей группы осталось 19 человек. Продуктов больше не было.
Посоветовавшись, решили, что женщин с ребятишками необходимо отправить из крепости. Так и
поступили. Женщины подняли белые косынки и вышли из подземелья.
А мы продолжали обороняться. 29 июня фашисты начали забрасывать все входы и выходы в
казематы гранатами, но никто из нас не сдавался. Спускаться в казематы и подземелья фашисты
боялись, потому что каждый, кто рисковал сделать это, сразу же отправлялся к праотцам.
2 июля нас было уже только 9 человек. Руководил нами какой-то командир. Он приказал мне и еще
нескольким бойцам зарыть два несгораемых ящика, очевидно, с секретными документами, чтобы не
попали фашистам, ибо живыми остаться мы уже, конечно, не рассчитывали.
На следующее утро началась очередная бомбежка. Стены каземата сотрясались от разрывов
тяжеловесных бомб. Во время одного из налетов я был привален грудою обломков. Моя правая рука
безжизненно повисла. В конце этого же дня фашисты обнаружили нас, окружили и стали
выталкивать из подземелья.
Итак, с перебитой правой рукой и раненой левой, голодный, истощенный, покидал я крепость. За всю
дорогу мы не имели права даже напиться. Тех, кто бросался к болоту, убивали на месте. Многие
товарищи не в силах были больше терпеть мучительную жажду, бросались к местным жителям
просить воды. Пристреливали не только их, но и тех, кто давал им воду. Дорога от крепости до
польского города Бяла-Подляска была усеяна трупами наших людей.
ОФ МТОБК, оп. 333, д. 78, лл. 5-21.

http://www.fire-of-war.ru/Brest-fortress/Zaicev.htm

=============================
http://rkka1941.blogspot.com/

Комментариев нет:

Отправить комментарий