Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

понедельник, 8 марта 2010 г.

22 ИЮНЯ 1941 г.


22 ИЮНЯ 1941 г.

Что же произошло 22 июня 1941 г.? Обратимся к событиям этого дня и начнем с картины, которую рисуют нам немецкие источники.

"22 июня 1941 года. 3.20 утра. Еще немного - и восходящее солнце высушит росу... на крыльях истребителей 23-й дивизии ВВС, выстроившихся на аэродроме около Ровно... Внезапно глухой рев моторов разорвал тишину. ...с запада выскользнули три самолета, пересекли на бреющем полете границу летного поля и устремились к длинным шеренгам истребителей. Через секунду ...из их брюха хлынул ливень двухкилограммовых осколочных бомб, ...бомбы со свистом падали вниз и взрывались среди стоявших истребителей. Раскаленные осколки врезались в крылья и фюзеляжи, пробивали бензобаки... Потоки горящего бензина заливали один истребитель за другим. Густое облако маслянистого дыма клубилось и росло над аэродромом.

Три Хейнкеля-111 53-й бомбардировочной эскадры... развернулись и прошлись над аэродромом еще раз, поливая пулеметным огнем пылавшие обломки. Затем, выполнив свое задание, ушли на запад, в то время как ошеломленные летчики выскакивали из своих постелей. Менее чем за 2 минуты 23-я дивизия ВВС как боевая часть перестала существовать, не успев сделать ни одного выстрела в свою защиту. Командир дивизии полковник Ванюшкин стоял среди обломков и плакал. ... К полудню 22 июня советские ВВС потеряли 1200 самолетов: 300 было сбито в воздушных боях, а 900 уничтожено на аэродромах..." (Военные летчики, с. 58-59).

"...благодаря обширной фоторазведке, проведенной в основном частью Aufklaringsgruppe полковника Ровеля в предшествующие месяцы, были обнаружены все авиабазы ВВС. Они попали под атаку Ju-88 и He-111, в то время как удары с малой высоты наносили Bf-110 и несущие бомбы Bf-109. Немногочисленные советские истребители, поднявшиеся в воздух, были легко уничтожены. В этот день [22 июня - Е.К.], потеряв всего 32 самолета, Люфтваффе уничтожило 1811 советских самолетов, почти все они, кроме 322, были уничтожены на земле.

...На центральном и южном фронте было уничтожено, с 22 по 28 июня, 1570 и 1360 советских самолетов. 1-й воздушный флот (группа армий Север, штаб-квартира в Инстербурге, Восточная Пруссия) объявил о 1211 уничтоженных в воздухе и 487 на земле с 22 июня по 13 июля 1941. ...эти заявления были, без всякого сомнения, преувеличены, но нет сомнений, что советские потери были огромны (Hitler's Luftwaffe, р. 41).

"за период 22 - 30 июня... русские потеряли 4990 самолетов всех типов".

"В результате этих неожиданных ударов воздушные силы западных округов в первый день войны потеряли около 1200 самолетов, включая 800, которые были уничтожены на аэродромах". Редактор пишет в сноске: "немцы заявили (для всего фронта) о 322 самолетах, уничтоженных в воздухе и 1489 - на земле. Частично это несоответствие в числе уничтоженных на земле самолетов объясняется тем, что часть самолетов могла считаться поддающейся ремонту, но многие из них были потеряны, когда немецкие войска захватили аэродромы.

...аэродромы (Тарново и Долюбово) расположенные прямо на границе были обстреляны немецкой дальнобойной артиллерией (Luftwaffe, p. 239).

..."было раннее воскресное утро и многие солдаты были в увольнении, сказал полковник Ванюшкин, командир 23-й воздушной дивизии, взятый позднее в плен [Опять этот Ванюшкин! – Е.К.]. С русской беспечностью, которая вошла в поговорку… и старые и новые типы стояли все вместе не закамуфлированными рядами..." (Becker, p. 312-313).

...эффект внезапной атаки на советские аэродромы был опустошающим. ...4-х фунтовые осколочные бомбы....

..."Мы с трудом верили своим глазам", докладывал капитан Ганс фон Ханн, командир I/JG3, оперировавшей в районе Львова. "Ряд за рядом разведчики, бомбардировщики и истребители стояли в линиях как на параде. Мы были удивлены числом аэродромов и самолетов, которые русские готовили против нас" (Becker, p. 313).

В секторе 2-го воздушного флота около Брест-Литовска советская эскадрилья, пытавшаяся подняться в воздух, была разбомблена в момент взлета. Позднее оказалось, что периметр летного поля был завален сгоревшими обломками (Becker, p. 314).

..."SD2 - осколочные бомбы, прозванные "дьявольское яйцо", которые были в секретном списке, сейчас сброшены первый раз в больших количествах. Всего лишь 4-х фунтов весом, они были снабжены маленькими стабилизаторами и первоначально предназначались для атаки пехоты с воздуха. С взрывателями, срабатывающими или при ударе о землю, или над землей, результатом взрыва был разлет 50 крупных и 250 более мелких осколков шрапнели на расстояние 12-13 метров (там же).

1811 самолетов уничтожено: 322 в воздухе: 1489 - на земле. …для Геринга, командующего Люфтваффе, результаты показались столь невероятными, что он приказал их секретно проверить. В течении нескольких дней офицеры его штаба ездили по захваченным аэродромам, считая сгоревшие обломки русских самолетов. Результат был еще более ошеломляющим, общее их число превысило 2000. …в секторе западного округа 528 машин уничтожено на земле и 210 в воздухе (Becker, p. 317).

О своем первом боевом вылете 22 июня рассказывает немецкий летчик Гейнц Ноке, после войны написавший на основе своих дневниковых записей книгу воспоминаний "Я летал за фюрера". (Автор комментариев просит у читателей прощения за то, что цитирует этот достаточно одиозный документ без купюр). Хотя эта выдержка повествует о налете на штаб одной из армий Прибалтийского округа, вряд ли приходится сомневаться, что то же самое творилось в тот день и над аэродромами:

"22 июня 1941 года.

04:00: Тревога всем стаффелям. Аэродром кипит жизнью. Всю ночь я слышу отдаленное гудение танков и машин. Мы находимся всего в нескольких километрах от границы.

04:30: Все экипажи собрались в операционной комнате для инструктажа. Наш командир, капитан Войтке, зачитывает специальный приказ фюрера всем вооруженным силам.

05:00: Мы взлетаем и вступаем в бой. В нашем стаффеле 4 самолета, в том числе и мой, были оснащены бомбосбрасывателями и за последние несколько недель я усиленно практиковался в бомбометании. Сейчас под брюхом моего доброго "Эмиля" (Bf 109E - "Emil") находятся крепления для сотни 2-кг осколочных бомб. Я с удовольствием сброшу их Ивану под его грязные ноги.

Летя низко над широкими равнинами, мы замечаем бесконечные немецкие колонны, которые катятся на восток. Группы бомбардировщиков над нами и пугающего вида пикировщики "Штука" на одной с нами высоте летят в том же направлении. Нам предстоит атаковать с бреющего полета один из русских штабов, расположенный в лесах к западу от Друскининкая.

На русской территории, напротив, все кажется спящим. Мы обнаруживаем штаб и пролетаем над деревянными зданиями, но не видим ни одного русского солдата. Спикировав на один из бараков, я нажимаю кнопку бомбосбрасывателя. Я отчетливо ощущаю, как самолет, избавившийся от груза, подпрыгивает вверх.

Другие тоже сбрасывают свой груз. Огромные массы земли фонтанами поднимаются в воздух и на какое-то время мы не можем ничего разглядеть из-за дыма и пыли.

Один из бараков яростно пылает. С машин, стоящих рядом, был сорван камуфляж, а сами они опрокинуты взрывом. Наконец-то Иваны проснулись. Сцена внизу напоминает развороченный муравейник, внизу все суетятся в замешательстве. Пасынки Сталина в одном нижнем белье ищут укрытия в лесу. Зенитчики начинают в нас стрелять. Я прицеливаюсь в одного из них и открываю огонь из пушки и пулеметов. Иван, стрелявший из орудия в одном нижнем белье, падает на землю.

А сейчас - за следующего!

Еще один разворот и я угощу вас свинцом. Русские быстро вскакивают и стреляют в ответ. "Ну, погодите, сейчас будет мой черед повеселиться, ублюдки!"

Я разворачиваюсь для новой атаки.

Я никогда не стрелял еще так точно, как сегодня. Я опускаюсь на высоту двух метров, почти срезая верхушки деревьев. Затем резко тяну ручку управления на себя. Мои Иваны лежат ничком возле своего орудия. Один из них вскакивает на ноги и несется к деревьям. Остальные продолжают лежать.

Я делаю еще пять или шесть заходов. Мы кружим вокруг лагеря как осы. Почти все бараки горят. Я стреляю в грузовик. Он загорается после первой же очереди.

05:56: Полет в строю.

Командир видит наши смеющиеся лица во время доклада.

Заклинание, наконец, развеяно. Мы уже долгое время мечтали сделать большевикам что-либо подобное. Мы испытываем не столько ненависть, сколько крайнее презрение. Для нас настоящее удовольствие - втоптать большевиков в грязь, из которой они и произросли [Jawohl! - Е.К.]"(Knoke, p.44-46).

Но - дальше.

Командующий немецкими бомбардировщиками генерал Вернер Баумбах:

"Истинная цифра русских потерь к 11 декабря составляла 8500 самолетов (Baumbach, р.136).

"...за 24 часа 1817 русских самолетов было уничтожено, из них 1498 - на земле, 322 сбито истребителями и зенитным огнем. Геринг отказался поверить этим цифрам и послал специальные подразделения исследовать аэродромы, которые тем временем захватила армия. Они насчитали обломки 2000 русских самолетов" (Paul, p. 219).

"...всего советских самолетов 12000-15000, из них 7000 было сосредоточено в западных округах и на оккупированных территориях".

"...по данным немецкой разведки, на Европейской территории - 5700 самолетов, из них - 2980 - истребители. Это оказалось серьезной недооценкой, самолеты в резервных парках не были учтены".

"22 июня... внезапность полная... на многих аэродромах строительство еще не закончено и самолеты стояли крыло к крылу как будто для инспекции. Это была невероятно привлекательная цель. Пилоты Люфтваффе были уверены, что русские сами планировали массовую атаку. ...Когда бомбардировщики закончили свою работу, истребители расстреляли все, что осталось".

"Люфтваффе заявили о 1489 уничтоженных на земле и 322 в воздухе или зенитками. Официальная советская история признает 1200 потерь, из них 800 - на земле... Хотя самолеты на земле были уничтожены, их пилоты не пострадали, и что было самым важным... это упрощало впоследствии задачу формирования новых подразделений" (Spick, p.75-78).

"1200 самолетов в первые 8 часов…"

"...атаки на советские авиабазы привели к коллапсу русского командования, неспособного контролировать свои части. Отчаянные призывы, передаваемые в эфир открытым текстом, оставляют впечатление хаоса. По данным личного дневника Мильха: 1800 самолетов уничтожено в первый день, 800 - 23 июня, 557 - 24-го, 351 - 25-го, 300 - 26-го. Вопрос, смогли ли Люфтваффе уничтожить так много самолетов - можно даже не обсуждать, … катастрофа колоссального масштаба…" (Murray, p.82-83).

"В течение нескольких дней He-111, Ju-88, Dо-17 совершали каждые сутки от четырех до шести вылетов, Ju-87 от семи до восьми, Bf-109 и Bf-110 - от пяти до восьми, в зависимости от расстояния до целей. Между 22 и 25 июня 1-й корпус атаковал 77 аэродромов в ходе 1600 вылетов, первые бомбардировщики обнаружили вражеские машины на земле, незащищенными, часто стоящими длинными рядами, чрезвычайно уязвимыми к действию осколочных бомб, 4-х фунтовых SD-2, которые бомбардировщики и истребители-бомбардировщики несли в больших количествах. ...за 22 июня уничтожено 1800 вражеских самолетов, 29 июня ОКВ сообщил об уничтожении 4017 советских самолетов и немецких потерях в 150 машин".

"Геринг не поверил Кессельрингу, что в одном лишь центральном секторе было уничтожено 2500 самолетов, и назначил расследование. Его проверка показала, что Кессельринг даже преуменьшил успех своих пилотов и истинная цифра была на 200-300 больше, чем он сообщал вначале".

"... 30 июня большие воздушные сражения разыгрались в районе Бобруйска, когда советские самолеты попытались предотвратить форсирование немцами реки Березины. 110 советских самолетов было сбито".

"В первые 3 дня 1-й воздушный флот сбил 400 самолетов противника и уничтожил 1100 на земле, в следующие три месяца - еще столько же... К 30 августа 2-й воздушный флот сбил 1380 самолетов и 1280 уничтожил на земле". (Cooper, 222-223).

"Первая атака ... 31 аэродром у границы атакован, к концу дня 1800 русских самолетов было уничтожено. К концу недели Геринг заявил об уничтожении 4990 самолетов, Люфтваффе потеряли 179 машин. 9 июля JG3 сбили 27 русских бомбардировщиков, пытавшихся атаковать их аэродром, за 15 минут. К 26 июля Ме-110 совершили 1574 вылета, сбили 92 самолета противника в воздухе и 823 уничтожили на земле. Счет ZG 26 - 620 советских самолетов".

"30 августа летчики JG3 уничтожили 1000-й русский самолет. 19 августа при атаке советского аэродрома в 17 милях к юго-западу от Ленинграда самолеты ZG 26 сожгли 30 истребителей, повредили 15 и сбили 3, увеличив свой счет до 191 в воздухе и 663 на земле".

"8 сентября JG 51 - 2000-я воздушная победа. К 10 сентября - 1357 вражеских самолетов в воздухе, 298 на земле".

"4-й воздушный флот - 800-я воздушная победа к 20 октября".

"К 12 ноября 2-й флот - 40000 вылетов, 2169 советских самолетов уничтожено в воздухе, 1657 - на земле. Вероятные потери противника - еще 281 самолет уничтожен и 811 повреждено" (WWII… p.55-56).

"Во время первого вылета я замечаю бесчисленные укрепления, построенные вдоль границы. Они тянутся на многие сотни километров. Частично они еще недостроены. Мы летим над незаконченными аэродромами: там - только что построенная бетонная взлетная полоса, здесь уже стоят самолеты. Например, вдоль дороги на Витебск, по которой наступают наши войска, находится один из таких почти законченных аэродромов со множеством бомбардировщиков "Мартин". Им не хватает либо горючего, либо экипажей [подчеркнуто мной - Е.К.]. Пролетая над этими аэродромами и укреплениями, каждый понимает: "Мы ударили вовремя...". Похоже, Советы делали эти приготовления, чтобы создать базу для вторжения против нас. Кого еще на западе хотела бы атаковать Россия? Если бы русские завершили свою подготовку, не было бы почти никакой надежды их остановить" (Rudel, p.21-22).

***

А теперь - советские источники.

Первые же доклады позволяют судить о той серьезнейшей ситуации, в которой оказались ВВС после начала немецкого нападения. Операционный отчет Северо-западного фронта, подписанный в 10 часов вечера 22 июня сообщает, что в ходе вражеских атак уничтожено 56 советских самолетов в воздухе и 32 - на самих аэродромах (Сборник боевых документов ... далее - вып.34, если не указано иное, с. 43). Еще один отчет, посланный следом в НКО, увеличивает потери до 100 машин и признает, что враг достиг полного превосходства в воздухе (Сборник боевых документов ... с. 44). В сводках все время поднимается проблема отсутствия связи с авиационными частями.

26 июня командующий фронтом Кузнецов доложил: "75% экипажей не пострадали. Материальные потери составляют 80%. Прошу усилить фронт тремя смешанными авиадивизиями. В первую очередь нужна матчасть и пилоты".

К 4 июля ущерб, нанесенный авиации фронта становится ясным из перечня того, что осталось: "6-я смешанная авиадивизия ... 69 самолетов, 7-я - 26 самолетов, 8-я - 29, 57 - 29 самолетов. За 12 дней с момента начала военных действий из 887 самолетов фронта в наличии осталось всего 153 машины (Сборник боевых документов ... с. 119).

21 июня 1942 года генерал Д.Кондратюк, командующий 6-й армией, приготовил отчет о воздушных операциях Северо-западного фронта в первые дни войны. В этом отчете он писал о проблемах, с которыми столкнулся фронт. Он отметил нехватку аэродромов и ведение строительства практически на всех имевшихся аэродромах - 21 постоянном и 49 операционных. Несмотря на усилия по маскировке самолетов, немецкие разведывательные полеты свели эту работу к нулю. Он особо выделил следующие проблемы авиачастей фронта: концентрацию самолетов на существующих аэродромах и отсутствие аэродромов в глубине, что увеличило уязвимость для немецкой атаки; близость аэродромов к границе, плохое рассредоточение самолетов и планирование перемещений частей; наличие старых самолетов и оборудования; неспособность пилотов летать ночью и в плохую погоду; недостаточную штабную работу и недостаток взаимодействия между родами войск; плохую радио- и проводную связь; крайнюю нехватку авиаразведки; незавершенное реформирование; неадекватное мобилизационное планирование тылового обеспечения.

В заключение Кондратюк пишет: "Год войны показал. Что военно-воздушные силы Красной Армии не отвечали требованиям войны. ...полк, базирующийся на двух или трех аэродромах, терял оперативный контроль над своими составными частями, штабная организация не обеспечивала управление боем. ...Частая реорганизация авиации оказала негативный эффект на боеспособность частей... Отсутствие плана действий военно-воздушных сил в случае войны привело к потере значительного числа самолетов и пилотов. Управление средствами радио... не было отработано" (Сборник боевых документов ... с. 179-183).

Авиабазы Западного округа пострадали в первые дни войны еще больше. Немцы начали военные действия с опустошающих атак на всю сеть аэродромов Западного округа, а немецкие диверсионные группы перерезали наземные линии связи. Поскольку коммуникации были нарушены, сообщения о потерях поступали крайне медленно, если доходили вообще, и командующие могли только воображать какие опустошения немецкая авиация наносила в воздухе и на земле. Ясно, что немцы сумели сразу же достичь подавляющего превосходства в воздухе. Командующий авиацией фронта И. Копец убедившись, что ее больше не существует, покончил жизнь самоубийством, избежав тем самым судьбы, постигшей вскоре командующего фронтом Д. Павлова, который был расстрелян по приказу Сталина вместе с офицерами его штаба.

Первый подробный доклад об авиации Западного фронта появился 31 декабря 1941 года. Два раздела отчета, написанного Н.Науменко были посвящены трезвой оценке состояния ВВС перед войной и ее участию в боевых действиях в первые восемь дней войны: "К апрелю 1941 года боеготовность частей военно-воздушных сил можно характеризовать следующим образом: истребители - полная неспособность стрелять и вести воздушный бой, бомбардировщики - ограниченная способность, нет разведавиации, поскольку 8 ее эскадрилий получили 6 самолетов. 313-й и 314-й разведполки: все экипажи из молодых пилотов в наличии, но нет самолетов... 314-й полк разведывательной авиации ... к началу войны только 6 экипажей летали на Як-4. 215-й штурмовой авиаполк - 12 штук И-15, шла подготовка пилотов на Ил-2, которых в то время округ еще не имел" (Сборник боевых документов ... с. 127)

Науменко отметил, что все авиадивизии имели старые самолеты кроме 9-й смешанной, которая были оснащена 262 новыми самолетами Миг-1 и Миг-3. Но только 140 пилотов дивизии могли летать на этих новых самолетах, подготовка сопровождалась серьезными авариями... "Интерес к тренировочным полетам на старых самолетах упал, все хотели летать на новых машинах... Несмотря на военные-штабные учения... штабы имели недостаточный опыт...". Он пишет далее: "В результате действий немецких и белопольских диверсантов с 23:00 21 июня все проводные коммуникации между штабом округа, штабами авиадивизий и полками были перерезаны... каждый аэродром был предоставлен самому себе. Так начиналась Великая отечественная война" (Сборник боевых документов ... с. 130).

Далее Науменко переходит к итогам первых восьми дней боев:"22 июня во время первой атаки враг уничтожил 538 наших самолетов (из 1022 истребителей и 887 бомбардировщиков) и потерял 143. Через 8 дней наши потери составили 1163 самолета. К 30 июня осталось 498 самолетов (Сборник боевых документов... с. 131).

Самые мощные части ВВС находились, как и в случае с наземными войсками, в Киевском военном округе. Несмотря на свою силу, авиационные части страдали от тех же самых проблем. 21 августа командующий ВВС Жигарев получил отчет об авиации Киевского округа в предвоенные месяцы и первые дни войны.

Согласно данным автора отчета, полковника Астахова, в 11 авиадивизиях округа и 32 полках насчитывалось 1166 истребителей, 587 бомбардировщиков, 197 штурмовиков и 53 разведывательных самолета. В это число входило 223 новых истребителя Миг-3 и Як, новые бомбардировщики Пе-2 и Су-2 и 31 самолет-разведчик Як-4. Большинство пилотов старых самолетов были хорошо подготовлены к полетам в обычных условиях, но не могли выполнять более сложные задачи. С другой стороны пилоты новых типов самолетов имели только начальную подготовку и не могли считаться боеспособными.

Астахов суммирует характеристику боеспособности авиации округа: "В целом, авиация Юго-восточного фронта не была достаточно подготовлена к боевым операциям по следующим причинам:

а. Во время переоснащения авиации фронта новым вооружением, некоторые из старых, полностью сформированных авиационных полков (52-й и 48-й полки авиации ближнего действия) не имели достаточного количества новых типов самолетов для ведения боевых операций, и их старые машины использовались в новых частях. В результате, до начала войны, эти полки оказались в состоянии низкой боевой готовности...

в. Некоторые авиационные полки, сформированные в 1940 году (224-й, 225-й, 138-й) имели техники только на 20-50% от нормы и в результате их участие в боевых действиях было незначительным.

г. Дивизионные и полковые командиры плохо использовали зимний период 1940-1941 для тренировок, в то время как аэродромы были покрыты снегом и в результате подавляющее большинство молодых пилотов очень мало летали зимой ... а период с мая по июнь не дал им достаточной подготовки для ведения боевых действий.

д. Перед войной авиация Юго-западного фронта не смогла решить проблему маскировки аэродромов и самолетов и организовать противовоздушную оборону. Это объяснялось не только отсутствием необходимых средств маскировки и нехваткой средств ПВО, но также тем фактом, что командиры на всех уровнях не уделяли этим вопросам большого внимания.

е. Отсутствие необходимой организованности ... в действиях фронтовой авиации при отражении вражеских атак на наши аэродромы в первые три дня войны подтвердили, что боеспособность авиачастей фронта низкая и в этот критический период... действия авиации не соответствуют требованиям приказа НКО № 075".

Из-за этих и иных проблем", писал далее Астахов, "авиация Юго-западного фронта не была готова к отражению внезапного нападения противника 22.06.41". В результате с 22 по 24 июня немцы уничтожили 237 самолетов на аэродромах. Неисправная техника и плохая тренировка привела к потере еще 242 самолетов из-за аварий в период с 22 июня по 10 августа, что составляет 13% всех потерь (1861 самолет). (Сборник боевых документов ... вып. 36, с. 109-116)

И последнее. Данные по захваченным немцами советским самолетам известны. Например, по немецким данным, (см. комментарии на стр. 35 книги "The Soviet Air Force in World War II") к 8 июля 1941 года войска группы армий Центр захватили на аэродромах 242 советских самолета, а всего число захваченных самолетов во всех западных округах вряд ли могло превышать 1000 самолетов, просто потому что в авиации Западного округа было больше всего самолетов (после Киевского) и немцы продвигались здесь быстрее. Немцы вряд ли числили неисправные и разбитые при налетах самолеты в числе захваченных. Зачем им было чинить эти машины? К последним они относили, скорее всего, только технически исправные самолеты, некоторые из которых, получив опознавательные знаки Люфтваффе, использовалась в немецких авиачастях (см. раздел 6).

http://www.airforce.ru/history/discussion/...ev/chapter3.htm

http://rkka1941.blogspot.com/

Комментариев нет:

Отправить комментарий